Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детская литература - Аркадий Гайдар Весь текст 116.32 Kb

Тимур и его команда

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10
ружья и сабли... просто деревянные.
   Похоже было  на  то,  что  старик  улыбнулся.  Однако,  тряхнув  лохматой
головой, он строго сказал:
   - Ты смотри! Я все замечаю. Дела у тебя, как я вижу, темные, и как бы  за
них я не отправил тебя назад, к матери.
   Пристукивая деревяшкой, старик пошел вверх по лестнице. Когда он скрылся,
мальчуган подпрыгнул, схватил за лапы вбежавшую в комнату собаку и поцеловал
ее в морду.
   - Ага, Рита! Мы с тобой попались. Ничего, он сегодня  добрый.  Он  сейчас
петь будет.
   И  точно.  Сверху  из  комнаты  послышалось  откашливание.  Потом  этакое
тра-ля-ля!.. И наконец низкий баритон запел:
 
   Я третью ночь не сплю, мне чудится все то же
   Движенье тайное в угрюмой тишине...
 
   - Стой, сумасшедшая собака! - крикнул Тимур. - Что ты мне рвешь  штаны  и
куда ты меня тянешь?
   Вдруг он с шумом захлопнул дверь, которая вела наверх, к  дяде,  и  через
коридор вслед за собакой выскочил на веранду.
   В углу веранды возле небольшого телефона дергался, прыгал и  колотился  о
стену подвязанный к веревке бронзовый колокольчик.
   Мальчуган  зажал  его  в  руке,  замотал  бечевку   на   гвоздь.   Теперь
вздрагивающая  бечевка  ослабла  -  должно  быть,  где-то  лопнула.   Тогда,
удивленный и рассерженный, он схватил трубку телефона.
 
   Часом раньше, чем все это случилось, Ольга сидела за  столом.  Перед  нею
лежал учебник физики. Вошла Женя и достала пузырек с йодом.
   - Женя, - недовольно спросила Ольга, - откуда у тебя на плече царапина?
   - А я шла, - беспечно ответила Женя, - а там стояло на пути что-то  такое
колючее или острое. Вот так и получилось.
   - Отчего же это у меня на пути не стоит ничего колючего  или  острого?  -
передразнила ее Ольга.
   - Неправда! У тебя на пути стоит экзамен по математике. Он  и  колючий  и
острый. Вот, посмотри, срежешься!.. Олечка, не ходи  на  инженера,  ходи  на
доктора, - заговорила Женя,  подсовывая  Ольге  настольное  зеркало.  -  Ну,
погляди: какой из тебя инженер? Инженер должен быть - вот... вот... и вот...
(Она сделала три энергичные гримасы.) А у тебя - вот... вот...  и  вот...  -
Тут Женя повела глазами, приподняла брови и очень неясно улыбнулась.
   - Глупая! - обнимая ее, целуя и легонько  отталкивая,  сказала  Ольга.  -
Уходи, Женя, и не мешай. Ты бы лучше сбегала к колодцу за водой.
   Женя взяла с тарелки яблоко,  отошла  в  угол,  постояла  у  окна,  потом
расстегнула футляр аккордеона и заговорила:
   - Знаешь, Оля! Подходит ко мне сегодня  какой-то  дяденька.  Так  с  виду
ничего себе - блондин, в белом костюме, и  спрашивает:  "Девочка,  тебя  как
зовут?" Я говорю: "Женя..."
   - Женя, не мешай и инструмент не трогай, - не оборачиваясь и не отрываясь
от книги, сказала Ольга.
   - "А твою сестру, - доставая аккордеон, продолжала Женя, - кажется, зовут
Ольгой?"
   - Женька, не мешай и инструмент  не  трогай!  -  невольно  прислушиваясь,
повторила Ольга.
   - "Очень, - говорит он, - твоя сестра хорошо  играет.  Она  не  хочет  ли
учиться в консерватории?" (Женя достала аккордеон и перекинула ремень  через
плечо.)  "Нет,  -  говорю  я  ему,  -  она  уже  учится  по   железобетонной
специальности". А он тогда говорит:
   "А-а!" (Тут Женя нажала один клавиш.) А я ему говорю: "Бэ-э!"  (Тут  Женя
нажала другой клавиш.)
   - Негодная девчонка! Положи инструмент на место!  -  вскакивая,  крикнула
Ольга. - Кто тебе разрешает вступать в разговоры с какими-то дяденьками?
 
   - Ну и положу, - обиделась Женя. - Я  и  не  вступала.  Это  вступил  он.
Хотела я тебе рассказать дальше, а теперь не буду. Вот погоди, приедет папа,
он тебе покажет!
   - Мне? Это тебе покажет. Ты мешаешь мне заниматься.
   - Нет, тебе! - хватая пустое ведро, уже с крыльца откликнулась Женя. -  Я
ему расскажу, как ты меня по сто раз в день то за керосином, то за мылом, то
за водой гоняешь! Я тебе не грузовик, не конь и не трактор.
   Она принесла воды, поставила ведро  на  лавку,  но,  так  как  Ольга,  не
обратив на это внимания, сидела, склонившись над книгой, обиженная Женя ушла
в сад.
   Выбравшись на лужайку перед старым двухэтажным  сараем,  Женя  вынула  из
кармана рогатку и, натянув резинку, запустила в небо  маленького  картонного
парашютиста.
   Взлетев кверху ногами, парашютист перевернулся. Над ним раскрылся голубой
бумажный купол, но тут крепче рванул ветер, парашютиста поволокло в сторону,
и он исчез за темным чердачным окном сарая.
   Авария! Картонного человечка надо было выручать. Женя обошла сарай, через
дырявую крышу которого разбегались во все стороны тонкие веревочные провода.
Она подтащила к окну трухлявую лестницу и, взобравшись по ней, спрыгнула  на
пол чердака.
   Очень странно! Этот чердак был обитаем. На стене  висели  мотки  веревок,
фонарь, два скрещенных сигнальных флага и  карта  поселка,  вся  исчерченная
непонятными знаками. В углу лежала покрытая мешковиной охапка соломы. Тут же
стоял перевернутый фанерный  ящик.  Возле  дырявой  замшелой  крыши  торчало
большое, похожее на  штурвальное,  колесо.  Над  колесом  висел  самодельный
телефон.
   Женя заглянула через щель. Перед ней, как волны моря,  колыхалась  листва
густых садов. В небе играли голуби. И тогда Женя решила: пусть голуби  будут
чайками, этот старый сарай с его веревками, фонарями  и  флагами  -  большим
кораблем. Она же сама  будет  капитаном.  Ей  стало  весело.  Она  повернула
штурвальное колесо. Тугие веревочные
   провода задрожали, загудели. Ветер зашумел и погнал зеленые волны. А ей
   показалось, что это  ее  корабль-сарай  медленно  и  спокойно  по  волнам
разворачивается.
   - Лево руля на борт! - громко  скомандовала  Женя  и  крепче  налегла  на
тяжелое колесо.
   Прорвавшись через щели крыши, узкие прямые лучи солнца упали ей на лицо и
платье. Но Женя поняла, что это неприятельские  суда  нащупывают  ее  своими
прожекторами, и она решила дать им бой.
   С силой управляла она скрипучим колесом, маневрируя  вправо  и  влево,  и
властно выкрикивала слова команды.
   Но вот острые прямые лучи прожектора поблекли, погасли. И  это,  конечно,
не солнце зашло за тучу. Это разгромленная вражья эскадра шла ко дну.
   Бой был окончен. Пыльной ладонью Женя  вытерла  лоб,  и  вдруг  на  стене
задребезжал звонок телефона. Этого Женя не ожидала;  она  думала,  что  этот
телефон просто игрушка. Ей стало не по себе. Она сняла трубку.
   Голос звонкий и резкий спрашивал:
   - Алло! Алло! Отвечайте. Какой осел обрывает провода  и  подает  сигналы,
глупые и непонятные?
   - Это не осел, - пробормотала озадаченная Женя. - Это я - Женя!
   - Сумасшедшая девчонка! - резко и почти испуганно прокричал тот же голос.
- Оставь штурвальное колесо и беги прочь. Сейчас примчатся...  люди,  и  они
тебя поколотят.
   Женя бросила трубку, но было уже поздно. Вот на свету  показалась  чья-то
голова: это был Гейка, за ним Сима  Симаков,  Коля  Колокольчиков,  а  вслед
лезли еще и еще мальчишки.
   - Кто вы такие? - отступая от окна, в страхе спросила Женя. -  Уходите!..
Это наш сад. Я вас сюда не звала.
   Но плечо к плечу, плотной стеной ребята молча шли на Женю. И,  очутившись
прижатой к углу, Женя вскрикнула.
   В то же мгновение в просвете мелькнула еще одна тень.  Все  обернулись  и
расступились. И перед Женей встал высокий  темноволосый  мальчуган  в  синей
безрукавке, на груди которой была вышита красная звезда.
   - Тише, Женя! - громко сказал он.  -  Кричать  не  надо.  Никто  тебя  не
тронет. Мы с тобой знакомы. Я - Тимур.
 
   -  Ты  Тимур?!  -  широко  раскрывая  полные  слез   глаза,   недоверчиво
воскликнула Женя. - Это ты укрыл меня ночью простынею?  Ты  оставил  мне  на
столе записку? Ты отправил папе на фронт телеграмму, а мне  прислал  ключ  и
квитанцию? Но зачем? За что? Откуда ты меня знаешь?
   Тогда он подошел к ней, взял ее за руку и ответил:
   - А вот оставайся с нами!  Садись  и  слушай,  и  тогда  тебе  все  будет
понятно.
 
 
   На покрытой мешками соломе вокруг Тимура, который  разложил  перед  собой
карту поселка, расположились ребята.
   У отверстия выше слухового окна повис на веревочных качелях  наблюдатель.
Через его шею был перекинут шнурок с помятым театральным биноклем.
   Неподалеку  от  Тимура  сидела  Женя  и  настороженно  прислушивалась   и
приглядывалась ко  всему,  что  происходит  на  совещании  этого  никому  не
известного штаба. Говорил Тимур:
   - Завтра, на  рассвете,  пока  люди  спят,  я  и  Колокольчиков  исправим
оборванные ею (он показал на Женю) провода.
   -  Он  проспит,  -  хмуро  вставил  большеголовый,  одетый  в  матросскую
тельняшку Гейка. - Он просыпается только к завтраку и к обеду.
   - Клевета! - вскакивая и заикаясь, вскричал Коля Колокольчиков. - Я встаю
вместе с первым лучом солнца.
   - Я не знаю, какой у солнца луч  первый,  какой  второй,  но  он  проспит
обязательно, - упрямо продолжал Гейка.
   Тут болтавшийся на веревках наблюдатель свистнул. Ребята повскакали.
   По дороге в клубах пыли мчался  конно-артиллерийский  дивизион.  Могучие,
одетые в ремни и железо кони быстро волокли за собою зеленые зарядные  ящики
и укрытые серыми чехлами пушки.
   Обветренные, загорелые ездовые, не качнувшись в седле, лихо  заворачивали
за угол, и одна за другой батареи скрывались в роще. Дивизион умчался.
   - Это  они  на  вокзал,  на  погрузку  поехали,  -  важно  объяснил  Коля
Колокольчиков. - Я по их обмундированию вижу: когда они  скачут  на  учение,
когда на парад, а когда и еще куда.
 
   - Видишь - и молчи! - остановил его Гейка. - Мы  и  сами  с  глазами.  Вы
знаете, ребята, этот болтун хочет убежать в Красную Армию!
   - Нельзя, - вмещался Тимур. - Это затея совсем пустая.
   - Как нельзя? - покраснев, спросил Коля. - А почему же  раньше  мальчишки
всегда на фронт бегали?
   - То раньше! А  теперь  крепко-накрепко  всем  начальникам  и  командирам
приказано гнать оттуда нашего брата по шее.
   -  Как  по  шее?  -  вспылив  и  еще  больше  покраснев,  вскричал   Коля
Колокольчиков. - Это... своих-то?
   - Да вот!. - И Тимур вздохнул. - Это своих-то! А теперь, ребята,  давайте
к делу. Все расселись по местам.
   - В саду дома номер  тридцать  четыре  по  Кривому  переулку  неизвестные
мальчишки обтрясли яблоню, - обиженно  сообщил  Коля  Колокольчиков.  -  Они
сломали две ветки и помяли клумбу.
   - Чей дом? - И Тимур заглянул в клеенчатую тетрадь. -  Дом  красноармейца
Крюкова. Кто у нас здесь бывший специалист по чужим садам и яблоням?
   - Я, - раздался сконфуженный" голос.
   - Кто это мог сделать?
   - Это работал Мишка Квакин и его помощник, под названием "Фигура". Яблоня
- мичуринка, сорт "золотой налив", и, конечно, взята на выбор.
   - Опять и опять Квакин! - Тимур задумался. - Гейка! У тебя с ним разговор
был?
   - Был.
   - Ну и что же?
   - Дал ему два раза по шее.
   - А он?
   - Ну и он сунул мне раза два тоже.
   - Эк у тебя все -  "дал"  да  "сунул"...  А  толку  что-то  нету.  Ладно!
Квакиным мы займемся особо. Давайте дальше.
   - В доме номер двадцать пять у старухи молочницы взяли в кавалерию  сына,
- сообщил из угла кто-то.
   - Вот хватил! - И Тимур укоризненно качнул головой. - Да там  на  воротах
еще третьего дня наш знак поставлен. А кто ставил? Колокольчиков, ты?
   - Я.
   - Так почему же у тебя верхний  левый  луч  звезды  кривой,  как  пиявка?
Взялся сделать - сделай  хорошо.  Люди  придут  -  смеяться  будут.  Давайте
дальше.
 
   Вскочил Сима Симаков и зачастил уверенно, без запинки:
   - В доме номер пятьдесят четыре по Пушкаревой улице коза пропала. Я  иду,
вижу - старуха девчонку колотит. "Я кричу: "Тетенька, бить  не  по  закону!"
Она говорит: "Коза пропала. Ах,  будь  ты  проклята!"  -  "Да  куда  же  она
пропала?"  -  "А  вон  там,  в  овраге  за  перелеском,  обгрызла  мочалу  и
провалилась, как будто ее волки съели!"
   - Погоди! Чей дом?
   - Дом красноармейца Павла Гурьева. Девчонка -  его  дочь,  зовут  Нюркой.
Колотила ее бабка. Как зовут, не знаю. Коза серая, со  спины  черная.  Зовут
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (50)

Реклама