Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Виктор Пелевин Весь текст 20.04 Kb

Синий фонарь

Предыдущая страница
1  2
дверью и слушала. Потом послышались ее тихие шажки по коридору. На  всякий
случай мы еще минуту-две молчали. Потом раздался шепот Костыля:
     - Слушай, Коля, как ты от меня завтра в рог получишь...
     - Я знаю, - печально отозвался Коля.
     - Ой как получишь...
     - Про зеленое кресло будете слушать? - спросил Вася.
     Никто не ответил.


     - На одном  большом  предприятии,  -  заговорил  он,  -  был  кабинет
директора. Там был ковер, шкаф, большой стол, и перед ним зеленое  кресло.
А в углу кабинета стояло переходящее красное знамя, которое было там очень
давно. И вот одного мужика назначили директором этого завода. Он входит  в
кабинет, посмотрел по сторонам, и ему очень все понравилось.  Ну,  значит,
сел он в это кресло и начал работать. А потом его  заместитель  заходит  в
комнату, смотрит - а вместо директора в кресле скелет сидит.  Ну,  вызвали
милицию, все  обыскали,  и  не  нашли  ничего.  Потом,  значит,  назначили
заместителя директором. Сел он в это кресло и стал  работать.  А  потом  в
кабинет входят, смотрят - а в кресле опять  скелет  сидит.  Опять  вызвали
милицию, и опять ничего не нашли. Тогда нового директора назначили.  А  он
уже знал, что с другими директорами  случилось,  и  заказал  себе  большую
куклу размером с человека. Он ее одел в свой костюм и посадил в кресло,  а
сам отошел, спрятался за штору -  потом  напомните,  я  про  желтую  штору
вспомнил, - и стал смотреть, что будет.  Проходит  час,  два  проходит.  И
вдруг он видит, как из кресла выдвигаются такие металлические спицы, и  со
всех сторон куклу обхватывают. А одна такая спица  -  прямо  за  горло.  А
потом, когда спицы куклу задушили, переходящее красное  знамя  выходит  из
угла, подходит к креслу и накрывает эту  куклу  своим  полотнищем.  Прошло
несколько минут, и от куклы ничего  не  осталось,  а  переходящее  красное
знамя отошло от стола и встало обратно в угол. Мужик тогда тихо  вышел  из
кабинета, спустился вниз, взял с пожарного щита топор, вернулся в кабинет,
как рубанет по переходящему знамени. И  тут  такой  стон  раздался,  а  из
деревяшки, которую он перерубил, на пол кровь полилась.


     - А что дальше было? - спросил Костыль.
     - Все, - ответил Вася.
     - А с мужиком что случилось?
     - Посадили в тюрьму. За знамя.
     - А со знаменем?
     - Починили и назад поставили, - поразмышляв, ответил Вася.
     - А когда нового директора назначили, что с ним случилось?
     - То же самое.
     Я вдруг вспомнил, что в кабинете у директора,  в  углу,  стоят  сразу
несколько знамен с  выведенными  на  них  краской  номерами  отрядов;  эти
знамена он уже два раза выдавал во время торжественных  линеек.  Кресло  у
него в кабинете тоже было, но не зеленое, а красное, вращающееся.
     - Да, я забыл, - сказал Вася, - когда мужик из-за шторы вышел, он уже
весь седой был. Про желтую штору знаете?
     - Я знаю, - сказал Костыль.
     - Толстой, ты про желтую штору знаешь?
     Толстой молчал.
     - Эй, Толстой!
     Толстой не отзывался.


     Я думал о том, что у меня дома в Москве на окнах как раз висят желтые
шторы - точнее,  желто-зеленые.  Летом,  когда  дверь  балкона  все  время
открыта, и снизу, с бульвара, долетает  шум  моторов  и  запах  бензиновой
гари, смешанный с запахом каких-то цветов, что ли, - я  часто  сижу  возле
балкона в зеленом кресле и смотрю, как ветер колышет желтую штору.


     - Слышь, Костыль, - неожиданно сказал Толстой, - а в мертвецы не  так
принимают, как ты думаешь.
     - А как? - спросил Костыль.
     - Да по-разному. Только при этом никогда не говорят, что принимают  в
мертвецы. И поэтому мертвецы потом  не  знают,  что  они  уже  мертвые,  и
думают, что они еще живые.
     - Тебя что, уже приняли?
     - Не знаю, - сказал Толстой. - Может, уже  приняли.  А  может,  потом
примут, когда в город вернусь. Я ж говорю, они не сообщают.
     - Кто "они"?
     - Кто, кто. Мертвые.
     - Ну ты опять за свое, - сказал Костыль, - заткнулся бы. Надоело уже.
     - Во-во, - подал голос Коля, - точно. Надоело.
     - А ты, Коля, - сказал Костыль, - все равно завтра в рог получишь.
     Толстой немного помолчал.
     - Самое главное, - опять заговорил он, - что те, кто принимает,  тоже
не знают, что они принимают в мертвецы.
     - Как же они тогда принимают? - спросил Костыль.
     - Да как хочешь. Допустим, ты про что-то у кого-нибудь  спросил,  или
включил телевизор, а тебя на самом деле в мертвецы принимают.
     - Я не про это. Они же должны знать, что они кого-то принимают, когда
они принимают.
     - Наоборот. Как они могут что-то знать, если они мертвые.
     - Тогда совсем непонятно получается, - сказал Костыль.  -  Как  тогда
понять, кто мертвец, а кто живой?
     - А ты что, не понимаешь?
     - Нет, - ответил Костыль, - выходит, нет разницы.
     - Ну вот и подумай, кто ты получаешься, - сказал Толстой.
     Костыль  сделал  какое-то  движение  в  темноте,  и  что-то  с  силой
стукнулось о стену над самой головой Толстого.
     - Идиот, - сказал Толстой. - Чуть в голову не попал.
     - А мы все равно мертвые, - сказал Костыль, - подумаешь.
     - Мужики, - опять заговорил Вася, - про желтую штору рассказывать?
     - Да иди ты в жопу со своей желтой шторой, Вася. Сто раз уже слышали.
     - Я не слышал, - сказал из угла Коля.
     - Ну и что, из-за тебя все слушать должны? А потом опять  к  Антонине
побежишь плакать.
     - Я плакал, потому что нога болит, - сказал  Коля.  -  Я  ногу  ушиб,
когда выходил.
     - Ты, кстати, рассказывать должен был.  Ты  тогда  заговорил  первый.
Думаешь, мы забыли? - сказал Костыль.
     - Вместо меня Вася рассказал, - сказал Коля.
     - Он не вместо тебя рассказал, а просто так. А сейчас твоя очередь. А
то завтра точно в рог получишь.
     - Знаете про черного зайца? - спросил Коля.
     Я почему-то сразу понял, о каком черном зайце он говорит - в коридоре
перед столовой среди прочего висела фанерка с выжженным зайцем в  галстуке
- из-за того, что рисунок был выполнен  очень  добросовестно  и  подробно,
заяц действительно казался совсем черным.
     - Вот. А говорил, не знаешь ничего. Давай.


     - Был один пионерлагерь. И там  на  главном  корпусе  на  стене  были
нарисованы всякие звери, и один из них был черный заяц с барабаном. У него
в лапы почему-то были вбиты два  гвоздя.  И  вот  однажды  шла  мимо  одна
девочка - с обеда на тихий час. И ей стало этого зайца жалко. Она  подошла
и вынула гвозди. И ей вдруг показалось, что черный заяц  на  нее  смотрит,
словно он живой. Но она решила, что это ей показалось и  пошла  в  палату.
Начался тихий час. И тогда черный заяц вдруг начал бить в свой барабан.  И
сразу же все, кто был в этом лагере, заснули.  И  им  стало  сниться,  что
тихий час кончился, что они проснулись и пошли на полдник. Потом они вроде
бы стали делать все, как обычно - играть в пинг-понг, читать и так  далее.
А это им все снилось. Потом кончилась смена, и они поехали по домам. Потом
они все выросли, кончили школу, женились и стали  работать  и  воспитывать
детей. А на самом деле они просто спали. И черный заяц  все  время  бил  в
свой барабан.


     Коля замолчал.
     - Что-то непонятно, - сказал Костыль. -  Вот  ты  говоришь,  что  они
разъехались по домам. Но ведь там у них  родители,  знакомые  ребята.  Они
что, тоже спали?
     - Нет, - сказал Коля. - Они не то что спали. Они снились.
     - Полный бред, - сказал Костыль. - Ребят, вы что нибудь поняли?
     Никто не ответил. Похоже, почти все уже заснули.
     - Толстой, ты понял что-нибудь?
     Толстой заскрипел своей кроватью, нагнулся к полу и швырнул что-то  в
Колю.
     - Ну и сволочь ты, - сказал Коля. - Сейчас в морду получишь.
     - Отдай сюда, - сказал Костыль. Это был его  кед,  которым  он  перед
этим швырнул в Толстого.
     Коля отдал кед.
     - Эй, - сказал мне Костыль, - ты чего молчишь все время?
     - Так, - сказал я. - Спать охота.
     Костыль заворочался в кровати. Я думал, он скажет что-то еще,  но  он
молчал. Все молчали. Что-то пробормотал во сне Вася.


     Я глядел в потолок. За окном качалась лампа фонаря, и  вслед  за  ней
двигались тени в нашей палате. Я повернулся лицом к окну. Луны уже не было
видно. Вокруг было совсем тихо, только где-то очень далеко дробно  стучали
колеса ночной электрички. Я долго глядел на синий фонарь за окном,  и  сам
не заметил, как заснул.
Предыдущая страница
1  2
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама