Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Велтистов Е. Весь текст 111.71 Kb

Классные и внеклассные приключения

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10
ученики, раз пытались писать всеми возможными способами!
     Но одного рвения в работе мало, нужно быть очень  аккуратным,  писать
точно и умно, чтобы чистыми оставались и руки, и тетрадь, и одежда. Вот их
отец пишет почти печатными буквами, как прилежный ученик, а колонки цифр у
него без единой помарки. Если иногда ошибется - в ход идет мягкая резинка,
чтоб  уничтожить  вредную  цифру,  поставить  нужную.  Нельзя   бухгалтеру
ошибаться!..
     А если бы он делал в  сводках  столько  ошибок,  сколько  делают  его
старательные  сыновья,  вся  бухгалтерия  превратилась   бы   в   сплошную
неразбериху.  Оставь,  скажем,  бухгалтер  в  ведомости  сладкое  пятно  с
надписью его начальника "пончик" - всю зарплату рабочим  могут  по  ошибке
выдать не деньгами, а пончиками. Пончики, конечно, это вкусная  штука.  Но
зачем людям столько пончиков!
     Значит, когда пишешь, прежде всего надо думать.
     Нехлебов сел за письменный стол и моментально написал на листе  цифры
и буквы. Без исправлений, без единой ошибки.
     - Вот как надо! - сказал он своим ученикам.
     - Так писать нам нельзя! - заявил Дыркорыл, заглянув в тетрадь из-под
руки отца. - Будет двойка.
     И его брат упрямо махнул длинным ухом:
     - Только так, как Тамара Константиновна.
     Они доказали отцу, что тот пишет не по-школьному, а по-взрослому;  им
же надо вырабатывать почерк, выводить каждую букву, чтобы ее понимал любой
читающий тетрадь.
     - Будем учиться чистописанию, - согласился Нехлебов.
     Он сел  рядом  с  детьми,  взял  себе  отдельную  тетрадь  и  тут  же
превратился в обыкновенного первоклассника. Очки сверкают, конопушки возле
носа золотятся, а рука выводит букву неуверенно - сразу видно, что человек
давно не сидел за партой, робеет перед косыми линейками.
     Ребята поглядывают на отца с гордостью: всегда он такой  -  старается
помочь им, делает все вместе с ними, учится сам.  На  работу  и  с  работы
ходит пешком. Обедает за рабочим столом бутербродами  и  бутылкой  молока.
Трудно поверить, что он ворочает миллионами в своей конторе  -  миллионами
рублей доходов совхоза.
     И в соседних квартирах после рабочего дня учатся родители и почтенные
родственники. Мамы проверяют  на  слух  стихотворения.  Папы  с  ворчанием
вспоминают умножение и деление дробей. Бабушки и дедушки стучат скакалками
да палками: "Одиножды ноль - ноль!.. Ой, у меня зубная боль... Пятью  пять
- да, двадцать пять! Беги-ка ты гулять..."
     Все!  Уроки  сделаны.  Буквы  подтянулись,  стали   стройнее,   цифры
выстроились, поумнели. И  бухгалтер  расписывается  в  школьных  тетрадях:
"Смотрел. Нехлебов".
     Он отвечает за кляксы, линейки с буквами, клетки  с  цифрами,  жирную
лапку, грязную промокашку, пучки палочек, карандашей, тетрадей,  учебников
- за весь школьный материал.
     Нехлебов представляет огромный бумажный свиток,  расписанный  корявым
детским почерком. Из такого материала не сошьешь штаны или  рубашку,  даже
карнавальный  костюм.  На  что  же  уходит  такая  груда  бумаги,  чернил,
терпения? На то, чтобы ученик с каждым днем становился все умнее.


                           "ТРЕБУЕТСЯ НЯНЯ..."


     Поздно вечером, когда Одноух и Дыркорыл мирно спали, бухгалтер бродил
по пустынным улицам городка и клеил объявления. У дверей аптеки, булочной,
гастронома он доставал из  кармана  тюбик  с  клеем,  намазывал  небольшую
бумажку и, пользуясь своим ростом, лепил ее на стену или дверь  как  можно
выше, чтобы утром, пока сторож или продавец  не  принесет  лестницу  и  не
соскоблит бумажку, люди успели прочитать ее.
     Нехлебов был готов заплатить штраф за то, что вешает  в  неположенных
местах объявления, но другого выхода у него не оставалось. Дело в том, что
в деревне Берники за  Одноухом  и  Дыркорылом  днем  присматривали  добрые
старушки и соседи; в городе же знакомых у бухгалтера не было.
     Все  объявления,  которые  он  расклеивал  в  ночном   городе,   были
одинаковые:  "Требуется  няня  для  двух  первоклассников".  После   этого
следовали адрес и телефон.
     На призывы мало кто откликался. Пенсионеры предпочитали дышать свежим
воздухом, смотреть телевизор или заниматься общественными делами; у многих
были свои внуки, которым требовались помощь и внимание.
     Несколько любопытных заглянули  в  квартиру  Нехлебовых,  но,  увидев
первоклассников, сразу же уходили.
     В одном из ночных походов  отчаявшийся  бухгалтер  наклеил  очередное
объявление на дверь  отделения  милиции.  Утром  позвонили  из  милиции  и
спросили, чем могут помочь. Бухгалтер не растерялся, спросил, не знает  ли
милиция какую-нибудь свободную старушку, которая хочет быть няней.
     Через два дня в квартире  объявилась  Елизавета  Ивановна.  Была  она
ростом с первоклассников, но очень опытная и властная няня. Няня сразу  же
заявила, что первоклашки ей нравятся, поэтому мыть посуду, подметать  пол,
ходить за хлебом они  будут  сами  в  свободное  от  уроков  время.  Отец,
разумеется, приготовит с вечера обед. За няней остается поддержание общего
порядка, разогревание обеда на газовой  плите,  которая  требует  опыта  и
сноровки, и воспитание детей от прихода их из школы до конца рабочего  дня
бухгалтера.
     Нехлебов  был,  конечно,   согласен.   Наконец-то   на   его   призыв
откликнулась опытная женщина. Елизавета Ивановна вырастила  двух  взрослых
сыновей; внуков у нее не было. Объявление она не  читала,  поскольку  была
неграмотная, но узнала о просьбе в магазине, где покупала хлеб.
     Несколько  дней  первоклашки  с  удовольствием  объявляли   Елизавете
Ивановне о своих школьных успехах, с аппетитом обедали, бегали  в  магазин
за продуктами, играли на улице, готовили уроки.
     Елизавета  Ивановна  проявила  интерес  к  буквам  и  цифрам.  Она  с
удовольствием сложила пять луковиц и три вилки и не  сразу  поверила,  что
будет ровно восемь предметов. Пришлось учить ее считать до десяти.
     - Это бог помог, - сказала Елизавета Ивановна, выучившись считать.  -
Он изобрел все на свете.
     - Не говорите глупости, - возразил Дыркорыл.
     Елизавета Ивановна покраснела и дернула Дыркорыла за розовый хвост.
     - Молчи, чертенок ты этакий! Вся наука твоя от бога!
     - Нет, - спокойно ответил Одноух. - Это отец послал нас в школу.
     Хвост Дыркорыла горел от резкого рывка, и  он,  оглядев  комнату,  на
минуту опустил его в баночку с холодными чернилами.
     - А писать и считать, - сказал Дыркорыл, охладив свой  хвост,  -  нас
научила Тамара Константиновна. Как вы думаете, Елизавета Ивановна, сколько
будет одиножды один?
     - Больно умный! - гаркнула няня и для острастки  схватила  умника  за
хвост. - Ой! - испугалась она, увидев фиолетовую ладонь. - Безобразник! Ты
нарочно меня измазал.
     - А вы не деритесь, - спокойно ответил Дыркорыл.
     - Ремнем тебя надо! - Елизавета Ивановна поджала губы и ушла.
     Она долго ворчала на  кухне,  подогревая  обед.  Одноух  вымыл  лапы.
Дыркорыл оттер пемзой хвост, они накрыли на стол в  гостиной  и  сидели  в
ожидании обеда. Жалобные  слова,  летевшие  из  кухни,  совсем  размягчили
Дыркорыла, он был готов просить прощение.
     И он хрюкнул, когда в дверях показалась Елизавета Ивановна.
     Дыркорыл хрюкнул очень мирно,  надеясь  на  примирение.  А  Елизавета
Ивановна не ожидала этого; она ахнула и грохнула тарелку об пол.
     - Ах ты свинья! - рассердилась она на  добродушного  Дыркорыла.  -  Я
только что протерла пол, а ты измазал.
     Дыркорыл покраснел от такой нелепости, пробормотал:
     - Это не я, это суп.
     - Какой там суп! - кричит, сморщив румяное лицо, Елизавета  Ивановна.
- Я несу, а ты хрюкаешь из-за угла. - И повторила: - Свинья ты этакая!
     - Я  не  свинья,  -  твердо  сказал  Дыркорыл,  посмотрев   в   глаза
рассерженной женщине. - Я, может быть, поросенок, но не  свинья.  А  когда
вырасту, то буду... буду... космонавтом. Вот! Буду летать над Землей!
     - Летай сколько хочешь! - отвечает няня. -  А  я  пожалуюсь  на  тебя
отцу.
     В этот момент кто-то громко постучал в балконную дверь, и все увидели
за стеклом большую белую птицу.
     - Картина! - закричал Дыркорыл и бросился открывать балкон. -  Как  я
рад. Иди к нам!
     - Давай полетаем! - просиял Одноух, помогая открывать дверные запоры.
     "Картина! Картина! - громко кричала за стеклом белая ворона. - Кара!"
- заключила она, имея в виду, что она может наказать обидчицу за  дерганье
хвоста Дыркорыла и разные угрозы, которые она наблюдала с дерева.
     - Не надо сердиться! - махнул лапой Одноух. - Она  привыкла  на  всех
кричать...
     Няня выскочила из комнаты, заперлась в ванной. Пустила  на  всю  мощь
воду и до самого прихода Нехлебова стирала белье,  стараясь  не  думать  о
страшной птице огромных, почти с нее, размеров.
     А ребята играли со  старой  приятельницей.  Под  присмотром  Картины,
чинно сидевшей на стуле,  написали  в  тетрадях  домашнее  задание,  потом
расставили на шашечной доске кругляши моркови, корки хлеба и начали  игру.
Выигранные фишки охотно съедала судья - Картина.
     Отцу  Елизавета  Ивановна  нажаловалась.  Он  слушал  ее  спокойно  и
внимательно, но когда няня дошла до бога и ремня, бухгалтер твердо сказал:
     - Бога не существует. А без ремня мы обойдемся.
     - Я ухожу, - решительно заявила Елизавета Ивановна, напомнив,  что  с
помощью ремня она воспитала двух сыновей.
     - Обойдемся! - махнул рукой Нехлебов и тихо заявил: - Да  здравствует
самостоятельность!
     - Ура! - крикнули ребята. - Самостоятельность!
     "Кра! - подтвердила ворона. - Красота!"
     - Заходите в гости, Елизавета Ивановна! - сказали, проводив до  двери
сердитую няню, Одноух и Дыркорыл.
     Бухгалтер составил длинный список дел на каждый  день  недели.  Здесь
было учтено все, что  совершает  любой  самостоятельный  человек.  Подъем,
физзарядка, умывание, завтрак, подготовка к рабочему дню  и  масса  других
разнообразных занятий. Отец и  сыновья  расписали  все  по  минутам  и  по
именам. Кто когда готовит уроки, играет, парит в воздухе, работает,  ходит
в магазин, разогревает обед, смотрит телевизор,  летает  в  прачечную,  за
грибами и ягодами, ловит рыбу, мышей, садовых вредителей,  ищет  ошибки  в
домашних работах, читает, спорит, декламирует вслух, состязается в шашки и
шахматы - словом, все  обычные  дела  как  будто  были  предусмотрены  для
исполнения их дружной семьей, включая отныне и Картину.
     - А где она будет жить? - спросил Нехлебов сыновей.
     - Конечно, на балконе! - заявили Одноух и Дыркорыл. -  Там  удобно  и
высоко. И солнце, и дождь, и свежий ветер!
     Картина, сидевшая на спинке стула, склонила  голову  набок,  одобрила
предложение:
     "Кра-сиво! Кар-рашо!"
     - Хорошо, Картина! - подхватил Одноух. - Ты осваиваешь новые слова!
     Картина со стула прыгнула на стол, перешагнула на подоконник.
     Она оглядела свое новое местожительство, осталась довольна им.
     По пути ворона оставила треугольный след на  тетрадях  своих  друзей.
Тамара Константиновна долго разглядывала  странный  отпечаток  на  бумаге,
ничего не поняла и поставила знак вопроса  красными  чернилами.  Одноух  и
Дыркорыл сделали вывод из этой истории: попросили Картину  вытирать  лапы,
когда она влетает в комнату.
     Всю ночь Картина трудилась.
     Утром Нехлебовы обнаружили на балконе огромную кучу сучьев -  воронье
гнездо. Картина навсегда покинула деревню и переселилась в город.
     Хороший друг лучше любой няньки. Картина знала все  новости,  следила
за распорядком дня первоклассников, играла с ребятами во дворе, помогала в
хозяйственных делах, приносила в класс забытую тетрадь или учебник. Она не
отказывалась от свежей булки и горсти пшена, но продолжала ловить на  обед
мышей и червяков, чтобы не разлениться.
     Единственное, что упорно отрицала Картина, это  учение.  Хотя  Тамара
Константиновна в плохую погоду приглашала белую  птицу  влететь  в  класс,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама