Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Велтистов Е. Весь текст 102.25 Kb

Миллион и один день каникул

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9
     - Скоро, - сказал капитан, и лицо его стало строгим. - Вы, как и ваши
родители, увидите передачу с Земли. Прошу  вас:  запоминайте  все!  Людей,
которые промелькнут на экране, вам не придется встретить никогда.
     - Почему?
     - Пройдут роковые полчаса, - пробормотал король, - и мы будем сжаты в
точку? Так, капитан?
     Вегов повернулся к нему.
     - Я не объявлял о посадке в черную дыру!.. Но пока мы будем  облетать
ее за полчаса или час, на Земле случатся важные события. - Капитан оглядел
притихших спутников. - Возможно там пройдут сотни  лет,  тысячелетия...  Я
еще не знаю точно. Объявлю позже...
     Взволнованные и печальные, не понимая еще,  какое  будущее  ждет  их,
возвращались пассажиры в каюты.



        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, в которой проходят тысячелетия


     Земля знала все. Земля держала прямую связь с "Викторией" и "Альфой".
Впервые космические корабли были у порога черной дыры.
     Ученые Земли рассчитали траекторию полета двух кораблей, и ответ  был
тот же: "Виктории"  и  "Альфе"  удастся  вырваться  из  плена  притяжения,
включив на всю мощность свои двигатели.
     Момент этот был определен.
     Но чем ближе подлетали  "Виктория"  и  "Альфа"  к  дыре,  тем  больше
отличались   наблюдения   земных   диспетчеров    и    команд    кораблей.
Противоположное течение времени было сразу же разгадано учеными  Земли,  и
как ни казались нелепыми поступки  и  речь  пассажиров,  они  были  вполне
естественны в этих необычных условиях.
     Дальше все было сложнее...
     Сигналы с "Виктории" и "Альфы" поступали на планету около трех  тысяч
лет. Их  принимали  десятки  поколений  диспетчеров.  Сигналы  из  космоса
приходили с большим опозданием, а самые последние не достигли  Земли.  Это
значило, что корабли почти вплотную приблизились к  мертвой  звезде  и  их
сигналы, как и свет далеких звезд, метеоры, газовые облака, провалились  в
дыру. Позже, когда корабли ушли в открытый космос, связь возобновилась.
     Три тысячелетия диспетчеры видели  на  экранах  одни  и  те  же  лица
пассажиров и команд. Этих людей можно было бы назвать бессмертными с точки
зрения землян, но бессмертия, как известно, нет Люди в кораблях ничуть  не
менялись потому, что их время бесконечно замедлилось и растянулось,  почти
остановилось, и они прожили там всего несколько часов.
     Но за эти часы пассажиры "Виктории"  и  "Альфы"  узнали  о  Вселенной
больше, чем многие поколения землян.
     Планета  с  нетерпением  ждала  возвращения  из   космоса   старинных
кораблей.
     Первые минуты сеанса связи  были  очень  радостными:  ребята  увидели
родителей, а родители - своих детей.
     Родительский День начался!
     Во весь экран - такие знакомые,  близкие  лица,  глаза,  улыбки  Град
вопросов и ответов впопад и невпопад  Несколько  минут  потребовалось  для
того, чтобы убедиться: в Ближнем  и  Конечном  космосе  целый  год  прошел
нормально,  все  живы  и  здоровы,   дети   немного   выросли,   поумнели,
повзрослели, у каждого из них свои успехи.
     - А когда мы наконец будем вместе? - строго спросила Алька свою мать.
     - Не знаю, - ответила астроном Фролова. -  Надеюсь,  через  несколько
часов. Ты меня понимаешь?
     - Понимаю...
     - Сейчас  не  это  самое  существенное,  Алька,  -  улыбнулась  мать,
заметив, как Алька прикусила губу. - Мы отключаемся от вас, но следуем  за
вами.
     Смотри Землю и все запоминай. Ты  проживешь  самые  важные  минуты  в
своей жизни.
     - Ты хочешь сказать, что я никогда больше не увижу наш класс? - почти
вскрикнула Алька. - И Наташу, и Верочку, и Кирку Селезневу?
     - Ты их увидишь? - ответила Фролова, и твердые складки обозначились в
углах ее губ. - Они проживут счастливую жизнь, как и все, кого  мы  знаем.
Главное - не забыть их... Космос дает свои уроки.  Постарайся  понять  их,
хотя у тебя и каникулы.
     - Постараюсь... - всхлипнула Алька.
     - Ты увидишь прошлое и будущее  почти  одновременно.  Не  бойся,  моя
девочка. Выше нос, улыбнись Земле!
     И "Альфа" отключилась от "Виктории".
     Теперь они сидели втроем в  креслах  -  Алька,  Олег,  Карен.  Совсем
рядом, плечом к плечу. И не отрываясь смотрели на экран.
     Пап замер за спинами ребят.
     - Говорит Земля! Говорит Земля! - раздался громкий дикторский  голос.
- Смотрите и слушайте нас, "Виктория" и "Альфа"!
     Знакомый с детства глобус Земли  медленно  вращается  перед  глазами,
показывая проступающие сквозь облака материки  и  океаны.  Глобус  окружен
бездонным космосом с неподвижными звездами, и в уголке  экрана  вспыхивает
дата этой необычной передачи с  Земли  -  середина  третьего  тысячелетия.
Меньше  секунды  светится  дата  на  экране,  а  дальше   числа   начинают
стремительно увеличиваться, и глаз не успевает фиксировать их быстрый бег.
Голоса больше не слышно, радист "Виктории" отключил его,  потому  что  все
звуки слились в непривычное гудение.
     Кадры,  которые  показывал  экран,  можно  было  назвать  мгновенными
фотографиями. Они мелькали очень быстро, требовали предельного внимания.
     Сначала ребята  увидели  классную  комнату  со  взрослыми  людьми  за
партами, которые махали в объектив руками. Конечно, ни Наташу, ни Верочку,
ни Кирку Селезневу в этой группе взрослых, собравшихся по традиции в своем
классе, Алька не нашла, но почти одновременно с мальчишками узнала  седого
веселого старика  и  огорчилась:  неужели  это  Николай  Семенович  Лукин,
директор их школы?
     Только  сейчас,  увидев  Николая  Семеновича  на  кафедре,  в  мантии
почетного академика  старейшей  в  Европе  академии,  поняли  ребята,  что
детство, школа, одноклассники безвозвратно ушли в прошлое. Но они  еще  не
осознали, что кадры на экране настоящие, кадры из жизни, а не  из  фильма,
не почувствовали глубоко и остро, как ценна каждая минута в  быстротекущей
жизни человека.
     Минута - и начались  прожитые  людьми  годы,  десятилетия,  столетия.
Ребята и штурман смотрели эти кадры с вниманием и волнением.
     Они наблюдали города будущего,  устремленные  под  самые  облака  или
опущенные на океанское дно, и жителей тех  городов  в  непривычной,  часто
меняющейся одежде, в зависимости от того, где были  эти  люди:  в  рабочих
помещениях или квартирах, в транспорте или на отдыхе. Все было  интересно,
словно ты сам ходил по многоярусным мостам или летал как  птица  с  вышины
одного зеленого дерева на другое...
     Вознеслась  на  экране  древняя  башня,  и  Пап  пояснил,   что   это
восстановлена Вавилонская башня.
     За городом небо вспыхнуло в веселой пляске  огней,  создавших  разные
картины, и Пап высказал предположение о новейшей живописи. А многие другие
многоярусные строения Пап не смог определить.
     Тысячи и тысячи разных лиц землян  видели  ребята,  -  все  они  были
прекрасны. Проходили  на  Земле  столетия,  сменялись  эпохи,  развивалась
цивилизация,  но  люди  помнили  о  потерянных  в  космосе  кораблях.  Они
подбадривали попавших в  беду  товарищей,  приветствовали  их  энергичными
жестами, улыбались им.
     - Спасибо вам! - сказал негромко Карен, и его  "спасибо"  услышала  с
телеэкранов вся планета.
     Два простых слова, произнесенные десятилетним  мальчиком,  оторванным
надолго от родной планеты, вошли во все учебники космонавтики.
     Это и был  последний  сигнал  с  "Виктории",  принятый  Землей  перед
возвращением кораблей.



        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, в которой будущее продолжает прошлое


     И все же каждый из пассажиров в бесконечных кадрах  выбирал  то,  что
было дорого ему. И каждый переживал увиденное по-своему.
     Полчаса тянулись очень медленно. Казалось, что воздух  в  каюте  стал
вязким и текучим, словно жидкость, и отгородил зрителей одного от другого.
Сгустилась темнота, и раздвинулись стены...
     ...Олег сидел на деревянном табурете в каменном подвале, под тяжелыми
низкими сводами, а перед ним был старый мастер с бородой, в богатой одежде
и  бархатной  шапочке.  На  фоне  распахнутого  окна,  из  которого  лился
солнечный свет, старик был очень живописен.
     "Я давно жду тебя, человек будущего, - медленно  и  спокойно  говорил
старик Олегу, - и представлял тебя именно юношей.  Кому,  как  не  юности,
передают люди нажитую мудрость? Подойди ко мне".
     Олег сделал несколько шагов и оказался перед мольбертом.  Мастер  был
рядом.
     "Я открыл силу  человеческого  сердца,  аппаратов  воздухоплавания  и
бронированных колесниц, укрепленных фортов и крепостей, подводных кораблей
и приземляемых систем - многое из того, что века спустя может  пригодиться
людям, но сам себя я считаю прежде всего художником. Смотри".
     И он открыл холст.
     Таинственное лицо женщины смотрело  на  Олега.  Мальчик  замер  перед
знаменитым портретом. Улыбка Джоконды тянула его к себе.
     "Я очень хочу стать художником, -  с  трудом  шевеля  губами,  сказал
Олег. - Но никогда не буду таким великим, как вы".
     "Люди исследовали состав моих красок,  -  услышал  он  тяжелый  голос
художника, - не понимая, как можно обычными мазками передать саму жизнь. А
секрет прост: запомни навсегда любимого человека и постарайся рассказать о
нем другим..."
     Темнота сгустилась,  и  Олег,  напрягая  зрение,  с  трудом  различал
застывшую навечно улыбку портрета...
     Карен очутился в палатке. Загорелый до черноты человек в одних трусах
стоял перед ним и весело спрашивал:
     "А где Прилипала?"
     Карен пожал плечами, не понимая,  что  с  ним  произошло.  За  стеной
палатки что-то грозно вздыхало, и по равномерному шуму мальчик понял,  что
это море.
     "Как же так! -  взмахнул  руками  веселый  человек.  -  Именно  тебя,
мальчик будущего, и должна увидеть моя Прилипала... А то она  не  поверит,
что космос освоен людьми как собственный дом!.."
     Человек улыбнулся, и лицо его стало озорным,  очень  знакомым.  Карен
даже попятился: неужели первый космонавт?!
     "Понимаешь, - азартно говорил человек, жестом усаживая  Карена  прямо
на пол и садясь по-турецки возле него. - Прилипала потому и Прилипала, что
от нее ни минуты нет покоя. В море она мне мешает плавать, в  мертвый  час
закидывает вопросами, а про космос не верит:  хочет  увидеть  сама.  Очень
вредная Прилипала!"
     "Я готов рассказать о  Ближнем  и  Дальнем  космосе,  -  сказал  чуть
удивленный Карен. - А кто же она - Прилипала?"
     "Да моя младшая дочь! И знаешь, я с ней  полностью  согласен:  прежде
все нужно увидеть и прочувствовать самому. Тогда тебе  поверят.  Ну,  идем
искать Прилипалу?"
     Они  вышли  из  палатки  на  берег...  Как  вдруг  набежавшая   волна
подхватила Карена, вернула в привычный космос...
     Алька сидела на корточках посреди раскаленной пустыни  и  чертила  на
песке длинную формулу. Солнце било в песок,  блеск  жег  глаза,  но  Алька
боялась поднять голову. Она слушала знакомый голос отца.
     "Плюс  здесь  более  логичен,  чем  минус.  И   увенчать   надо   все
бесконечностью. Понимаешь меня, Алька? Что значат твои сегодняшние  труды?
Ты прошла со мной много километров по пустыне, мы  оба  чертовски  устали,
хотим есть и пить, почти дымится на солнце наша дубленая шкура, но  мы  не
сдаемся. Впереди - ориентир, мерцающий огонек. Может,  это  наш  дом,  или
звезда, или просто обман  зрения,  -  мы  идем  дальше,  потому  что  там,
впереди, нас с тобой ждут. А понимаешь,  Аленок,  что  это  значит,  когда
ждут? Ничего не страшно вокруг!  Можно  сделать  все  невозможное.  Это  и
значит счастье - счастье жить!"
     Алька резко подняла голову. И не увидела ничего,  кроме  бесконечного
блеска. Тогда легким взмахом руки она стерла на песке только что  открытую
формулу счастья...
     Пап бежал по отлогому берегу  океана.  Был  прилив,  и  шипящая  пена
настигала, почти касалась его ног.
     Пап бежал очень быстро, опережая волну.
     А навстречу ему бежала светловолосая девушка.
     Пап задыхался от бега. Он не знал точно, кто она.  Девушка  была  еще
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама