Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Владимир Вольф Весь текст 56.99 Kb

Лябдянская смута: засек(с)реченная сага (порнографическ

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5
роще и дремный ушат с Хряпсом прихватил (не терпел батюшка, когда недосол,
а будили). Полсотни офицеров - скриплых, школеных - пожаловали в  городище
и произвели полный обморок среди лябдей.
     - Эх, тряхнем мошной, господа!  -  перегикнулись  с  казенного  кошта
голодники. - Уж и впрямь закуток - "куда Гельдып ибиотов не гонял"...
     И в смех мелким бесом.
     Лябди аж заробели - как можно такую красу руками трогать. Не  обсевок
в поле - офицер! Тырло в леске хоронился и грызмя грыз ногти от  ревностей
и досады - уж больно офицериков лябди приветили. Офицерики учинили банкет,
эполетами охмурили девичник и по свежим  впечатлениям  установили  военный
диктат.
     Штырь,  ранее  придворный  камер-альконавт,   но   разжалованный   до
разлетного, таил на Гельдыпа зуб, и таперича, присмотрев на Лябде  несметь
чугунов и приятное телу обчество, решился на самопомаз.
     А бабоньки-то, бабоньки все стояли разиня рот, или  как  распоследняя
челядь бегали на посылках. Вот что было обидно. Тырло едва не выл.  Его  с
атаманом, однако ж, не выдавали, видимо, имели свой интерес. Ну  а  Штырь,
думали лябди - ну, решил пошалить стеклоглазик, и пускай ему, царюй,  пока
душа просит. Лябдям  и  диктофаллия  в  радость  -  надоело  над  рассолом
чахнуть.
     Первым делом Штырь вывел свет - до гурта первых  красавиц  Лябды.  Да
все тощих и малахольных - для породы. Надавал им титлов, всем  сестрам  по
серьгам.  Потом  челядей.  Тут  заминка  вышла.  Работящая  Удива  наотрез
отказалась вчерашних товарок обстирывать и обшивать. Упрашивать не  стали,
взяли ту, что сама просилась. А Удива обиду на узелок и в лесок все  чаще,
где Тырло в схроне.
     Потом Штырь амнистию  чугунам  подарил  и  призвал  всех  в  гвардию.
Чугуны, народ элементарный, пошли, лишь  Звяк  отказался,  ушел  со  своей
сотней к полюсу. Офицеров он на дух не регистрировал.
     Пока Штырь балы-приемы ладил, жилось ничего, весело. Любую лябдю, что
приглянулась, могли ко двору привадить. А кто  не  приглянулся,  не  шибко
серчал - ведь мужика, главное, на Лябде больше стало!
     Потом, думу издумав, Штырь объявил Гельдыпу кромешную войну. И  пусть
себе Гельдып о  Лябде  не  слыхивал,  главное  -  поступать  по-царски,  с
отмашкой. Справив триумф по началу действий, Штырь для оборонострема решил
навесть порядок - пуповок огосударить и беглых, коль имеются, известь.  На
заимку нарочных Фиська не пустил, но Штырь из положения  вышел  -  записал
обер-привратником и определил на довольствие, авось клюнет. Фиська  только
сплюнул, про чинок узнав.
     Чугуны разошлись по округе измену искать. Чешут: Тырло и ушат в  упор
не замечают, а Звяку и сотне закадычной -  все  маслеца  да  запчленов.  В
общем - одна видимость работы. Чтоб без взаимных обид.
     Эх, царил бы себе дальше Штырь,  бил  бы  в  аноним  Гельдыпа,  почет
нагуливал, да только вскорости все сломалось.
     Ушел как-то Тырло в гости к Фиське  -  под  горькую  лябдей  честить.
Пробирался ночью, огородами, а ушат на досмотр Удивы оставил. Не  утерпела
опальница, принялась Хряпса будить, да только так крепко спал атаман,  что
разбудеж Удивин  аж  при  дворе  услыхали.  Мотнулись  в  рощу  с  десяток
офицериков. И к завтраку привели Удиву и всего из себя  одетого  Хряпса  -
раскочумиться он так и не соизволил, даром будильники  хобот  порвали.  На
вопросы в ус не дул, глаз не казал, а все плямчил да  пошатывался.  Удива,
напротив, дерзила:
     - Ты мне, спесивец, колом вона где! - и по горлу чирком.  -  Думаешь,
коль три глаза во лбу, так особист? Все одно - помазло ты липовое...
     Возлютовал тут Штырь.
     - Липовый, говоришь? - (Сам-то давно чуял, что на блеф куплен.  Чуял,
да не все.) - Вот я вам для кликсена башку и отгаплычу!
     Удива Хряпса своей особой загородила.
     - Не подходь! - офицерику рьяному. - Не то возопияю!
     И возопияла. Да так,  что  Хряпсово  пробуждение  началось.  А  когда
рьяный двинул Удиву в лоб, очи расклеял.
     - Вы чо, мля, - говорит, проморгавшись, - мужиков нарожать успели?
     Офицерик и его шандарахнул. Только Хряпсу это, что комара отпечатать.
Но обидно. При всем родном бабском народе, что на площади в  остолпенении.
Такое впервые увидали - чтоб  лепшую  товарку  по  лицу,  да  чтоб  самого
батюшку... Вот  теперь-то  Хряпс  и  проснулся  окончательно.  А  офицерик
прытким образом избу - навылет, да и - окарачился. И семь  лябдей  по  лбу
отмстили. И Звяк подоспел...
     Фиська и Тырло проснулись от стука в ворота.
     - Эй, тетери, принимай кредит!
     Чуть не вся Лябда у ворот мяла связанных офицеров.  Там  и  Хряпс,  и
Звяк со своей чугун-сотней.
     - Побаловались, и будя...
     Разжалованных прелестников в бронелет что похуже затарили, а  поновее
- себе в запаску. Подкурили камелек и пульнули в небо.
     - Простите нас, роднинькие! - в ноги к архаровцам пали лябди. - Галун
попутал, ослепли с непривычки.
     - Ладно уж, - отмахнулся Хряпс и зевнул. - Чего-нибудь там сообразим.
Нам, мля, наука будет...
     И пошел за свежим рассолом.
     А лябди все сокрушались:
     - Надо же! Всего-то с полсотни, а чуть в  лихо  не  ввергли.  Видать,
напрочь говенный мужик в запузырье проживает. Ему б только кровя  пускать,
да помазаться. Лишь дезертир - один  человек...  А  ибиотам  дорожка  сюда
заказана. На шея сядут...
     Вот, пожалуй, с этого моменту и началась Великая Лябдянская Смута...



                                  Сляп 8

     Раскатилась паводком по царству слава лябдянского куператива.
     Чистый бандит: бронелет в красных подпалинах,  весь  в  лентах  да  с
бубенцами, по эфиру гасает, женским спевом посты амуряет, а кто  вдогонку,
нашармака - того прямиком в засаду, в какую-то "пупку". Там улов раздевают
до нагиша и учиняют гоньбу с последующим срамом и выдворением. Хищных  баб
на планете той - прорва, да, говорят, им еще подмога спешит...
     А дела тех лет в царстве  шли  непутем  и  засеклись  путарем.  Мужик
остался - сплошь недомерок, а бабы - просто жмых...  И  чтоб  нерадение  в
царстве известь, решили  вопрос  махом  -  запретили  баб  подчистую,  как
заразный элемент и гнездо распада. И вся недолга! Мужик совсем  обчесался,
исподом упрел и ходил чумной, с сухоогненными глазами, но главное -  искус
убрали, жить стало веселей!
     И вот только гармонии достигли - изнасильная напасть!
     Порылись в кондуите и точно - рапорта, тленом битые: повитуха Дрызга,
разлетного Пеняя, протокол допроса Штыря, царева изменника.
     - Где они? - спросил Гельдып.
     - Комиссия окорнала...
     - Окорнать комиссию!
     А Лябда разошлась не на шутку. Царевы разлеты ловились  на  мохнушку,
на подмашку, на пендель или просто вгонялися страшным  "Шишом"  прямо  под
пузырь. Иным служивым такая рыбалка в голову шибала, чуть сами  на  мормыш
не  просились.  Но  лябди  к  ибиотам  были  строги:  туризм   делали,   а
перебежчиков выдавали. И такую страсть в народе отказники разтрезвонили  -
слезу выжигало!
     Изловом занимались лябди, архаровцам на такие дела аппетиту не было.
     А Гельдып не мудрствовал. Предал  Лябду  афемине  и  объявил  Великий
Забезбабный Поход. Собрал абезбаты и пошел на лябдей бабаедом.
     Так однажды "Шиш" цареву экспедицию и приметил.
     - Ой, девочки, - молвила Удива, -  шибко  много  их.  Зараз  всех  не
перехапаем.
     И шмыгнули под непробивну глазурь. А Гельдып Лябду  хомутом  опоясал.
Заголил пыркошвары и  стал  переговоры  кликать.  Ввиду  важности  момента
пришлось Хряпса растолкать.
     Едва глазенапы расклеял, подвели к нему министра. Тот для внимания  в
корнет-а-пистон дунул и пошел крыть по-Гельдыпу по батюшке:
     - Ультиматум: обманки - убрать, небозвон  -  распечатать,  чугунов  -
выдать, и выдать также, коль еще живы, ослухов царя небесного -  Хряпса  и
иже. А также приготовить контрибуции немалое количество,  после  чего  мы,
Гельдып II, подумаем, что с антиполым и половредным населением делать...
     У Хряпса подкова зубовная и отвисла.
     - Транспорант над околицей читал?
     - Работа моя такая, весь век чужое читать...
     - Так вота вам, мля... - и свинтил из пальцев что попроще и покрепче.
- Воевать с вами не будем, честь не велика...
     И началась осада, названная в народе "Фигдам".
     Лябдяне по такому случаю  и  пупок-заимку  прикрыли  -  от  огульного
обстрела. Гельдып лупил в пузырь всем калибром, что только мог  свезть  со
всего царства. Абезбаты амором перли в атаку - "Даешь!" -  до  кумпольного
звона, а себе в шишку. Лябди  вначале  пугались,  когда  на  небе  огненны
волдыри вразбрызг, а потом ничего, пообвыклось.  Только  одна  беда  -  по
ночам светло и моргко - на манер фейерверка.
     - Всех баб дотла! - кипень изо рта метал Гельдып.
     Но канониры давно уже просекли, что дело - шпок. Да делать  нечего  -
долбили, пока боезапас не вышел. Собрался совет и на ем  генералы  удумали
загатку:
     - Загатить их к ядреной афемине - свет перекроем, авось увянут...
     На кумпол для эксперименту ибиота пустили - тот постукал  по  нему  и
даже сплясал.
     - Загатить можно, да вот где столько гати взять?
     А Гельдып к совету своего любимого корнишону объелся и сидел  черный,
пучливый, потому и присоветовал:
     - Не эксперимент, а экскремент!
     - И точно! - возликовал генералитет. - Фекалом их, лябдей, замажем!
     И принялись сгонять со всех  краев  ибиотов  -  на  помаз.  Накормили
прелой кашей и на кумпол лябдянский пустили.
     Разбеглися поутру хляби небесные и узрели лябди над собой  антиресные
астральные тела. Тела мушней по небу роились и гадили.
     - Так они нас вчерняк заповидлят! Помрем ведь - как в подполье...
     Хряпс обложил небеса по вышнему ранжиру, прыгнул в  "Шиш"  и  полетел
вдоль кумпола, у старателей под раскорячкой агитацию  волоча,  на  длинном
штандарте писанную:
     "Языком вылижете. Хряпс. Мля".
     Ибиоты,  совесть  хоть  сохлую,  но  имели  и  пребывали  в   великом
расстройстве. Ведь несваревом фикали прямо на красоту - на ухоженные нивы,
на лябдей, что голышом поля обложили - позагорать напоследку.
     И тут еще Хряпс разъяснения устроил:
     - Мы щас на вас телепатию применим.  Телепнем  кумполом  -  так  весь
унавоз с помазками в эфир закамуфлетим. А мало будет,  так  Лябду  и  весь
прилежный околоток на элемент порозним. Аспидова машинка и  не  то  может.
Так что забирай, Гельдып, ибиотов без никаких отнюдь. Живыми  не  дадимся,
мля...
     И все это, охульник, не  шепотом  за  столом  переговорным,  а  через
матюгальник "шишовый".
     Почесались тогда ибиоты, помолчали и решили, что, видать, того,  пора
революцию делать. Все условия  навзничь  -  и  фекла,  и  каша  прелая,  и
противодушевный  гадеж  на  кумпол,  и  красота,  главное,  рядом,  отчего
ситуация обострялась крайне. И вот когда Гельдып приказал гачение усилить,
то мужик буром на помазанника  пошел.  И  сверг.  Так  агитация  Хряпса  и
близкое обещание счастья (вот она, Изобилия,  токмо  за  экраном)  усилили
порыв, и не просто, а - в клочья! Власть отдалась удивительно  легко,  как
лябдя  писанному  красавцу.  Гельдып   бежал,   генералами   унесенный   в
неизвестном направлении. Ибиоты по  горячке  еще  с  недельку  морды  друг
дружке чистили, а затем вымыли кумпол и скромнехонько постучались в гости.
Но лябди агрессора не больно-то жаловали.
     - Этот маневр с Гельдыпом нам хорошо понятен.  Издоверились  мы,  был
печальный  опыт.  Чохом  не  выйдет!  Есть  предложение:  встречаться   на
недалекой белокрылой планетке с приличной  планировкой,  голубым  небом  и
хорошим видом. Есть  у  нас  такая  в  загашне.  Гужеваться  будем  малыми
партиями, под присмотром Звяка и сотни. Они, в случае чего, расцепят...
     Нечем крыть. Мужики принялись за выборы. Будь одна партия -  всем  бы
гуртом записались, а при многопартейщине, делать нечего, пришлось  малость
подраться - ошеломный аргумент один только силу имел...
     - А вы по уклону делитесь, - советовали лябди, - или  глосованием,  у
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама