Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Различные авторы Весь текст 769.11 Kb

Андреевское братство

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 66
советую. Дебоши там в кабаках устраивать, цыганам червонцы горстями швырять.
Документы у тебя надежные, любопытных соседей поблизости нет, а тек, кто есть,
чужими делами интересоваться не приучены. Участковый надзиратель тоже
прикормлен, и бдительности проявлять не будет.
  Твоя задача - вживаться. В сарае машина, сейчас покажу. Легенда -
частник-таксист. Катайся по городу, вспоминай топографию, чуть освоишься -
пассажиров бери. Для практики в языке и изучения психологии аборигенов весьма
полезно. Газет читай побольше. Дня через три-четыре я снова появлюсь, обменяемся
мнениями. А сейчас спешу, ты уж извини, что приходится бросать, как пацана в
воду. Да оно, может так и лучше. Долгие проводы - лишние слезы. Ты же у нас
парень бывалый. - Тут мне почудилась в его голосе легкая ирония. - Пойдем,
покажу машину, познакомлю с ближайшими окрестностями, еще кое-какие напутствия
сделаю - и вперед. Оптимальный способ - что язык изучать, что чужую страну -
глубокое погружение. Нас тоже так учили. Думаю - не растеряешься?
  Вопрос показался мне несколько даже оскорбительным. И не в таких переделках
бывал, а тут все же родной практически город, хотя и полуторавековой давности.
  ... Суждение мое оказалось несколько опрометчивым. Нынешняя Москва напоминала
ту, в которой я родился и вырос, лишь в отдельных архитектурных деталях и
фрагментах. Практически же это был совершенно чужой, даже неприятный своей
отдаленной похожестью город. Как если бы уловить в грязной и неопрятной старухе
черты женщины, которую знал молодой и красивой.
  Кривые улицы, мощенные неровным булыжником, масса деревянных кособоких
домишек, среди которых редкими островами высились пяти-, шестиэтажные дома,
обшарпанный, не слишком даже на себя похожий Кремль... Ну и так далее. Унылое, в
общем, зрелище. Грязь, дребезжание трамваев, грохот тележных колес, вонь
конского навоза. И еще вдобавок люди - суматошные, плохо одетые, какие-то
постоянно взвинченные и злобные. После того, как мы с Шульгиным и Аллой провели
три дня в столице Югороссии Харькове, Москва показалась мне... Ну словно
какое-нибудь Тимбуку в сравнении с Марселем.
  Харьков был щеголеватым, совершенно европейским городом, где била ключом
энергичная и, я бы сказал, веселая жизнь. Что неудивительно. По словам Шульгина,
за последние три-четыре года "Братство" инвестировало в экономику белой России
несколько десятков миллиардов полновесных золотых рублей, не считая почти такого
же количества долларов и фунтов. И, как с гордостью отметил Александр Иванович,
миллионером здесь не стал только ленивый. Сосредоточив у себя практически весь
интеллектуальный потенциал царской России, получив свободный выход в
Средиземноморье, контролируя Ближний восток, владея вольным городом Царьградом и
цепью городов порто-франко от Батума до Одессы, Югороссия привлекала сейчас
деловых людей и авантюристов всего мира. Как Клондайк в конце XIX века.
  И мода там была на полгода впереди парижской, и за автомобилями из
Екатеринослава давились дилеры Нью-Йорка и Лондона, а самолеты Сикорского и
телевизоры Зворыкина вообще не имели аналогов на Западе.
  Москва же... Конечно, оживление экономической жизни чувствовалось и здесь,
частная торговля процветала, возле Исторического музея и в верхних торговых
рядах гудели скопищ спекулянтов белогвардейской и иностранной валютой, центр по
вечерам заполняли толпы людей из "бывших", так называемых нэпманов, и совершенно
по-харьковски одетых дам разной степени легкости, но все это терялось на фоне
общей бедности и, я бы даже сказал, дикости.
  Ведь "приличная публика", за исключением уж слишком больших патриотов города
или убежденных сторонников коммунистической идеи, давно отъехала "на Юг". Москву
же переполнили ищущие заработка крестьяне окрестных губерний,
малоквалифицированные пролетарии и совчиновиники с незаконченным низшим
образованием.
  Однако, кружа по улицам на своем "Рено", я постепенно открывал и здесь
своеобразную прелесть. Как это бывает в далеких экзотических странах.
  А еще я жадно изучал газеты. Местные - "Известия" и "Правду", пропускаемые с
большим разбором югоросские, которые своей немыслимой ценой были доступны только
избранным, и европейские, что продавались в вестибюле "Националя".
  Дело не в том, что так сильно меня интересовали передовые статьи и информации
рабселькоров о победных шагах социализма. Нет. С первого своего дня в Москве я
обрати внимание на тревожную, предгрозовую политическую атмосферу. По разговорам
с пассажирами, с извозчиками и такими же, как я, водителями таксомоторов, с
завсегдаями трактиров и пивных становилось ясно, что назревают, выражаясь
здешним языком, "события".
  Постепенно я разобрался в причинах и поводах.
  Получалось так, что здешнее общество расколото на три "страты". Тех, кто
признавал и поддерживал политику Председателя Совнаркома и Генерального
секретаря РКП Троцкого, тех, кто мечтал о низвержении советской власти и
воссоединении с Югороссией, и значительную прослойку левых коммунистов, не
желавших смириться с "предательской позицией" нынешнего руководства и готовивших
радикальную смену курса. Не останавливаясь пред опасностью новой гражданской
войны и интервенции с Юга или Запад.
  А мои друзья, руководители "Андреевского Братства", каким-то образом ко всем
этим грядущим беспорядкам были причастны.
  ... Сегодня утром, около восьми, едва я успел умыться, как у меня в спальне
тихо загудел вызов портативного радиотелефона.
  Искаженный грозовым эфиром голос, который я не сразу узнал, я узнав особой
радости не испытал, осведомился о моем здоровье и настроении, после чего передал
от имени Шульгина задание. Довольно простое - встретить в указанное время
рижский скорый, дождаться такого-то человека, получить дальнейшие инструкции.
Все. В случае необходимости связаться по радио, позывной прежний. Разрешается
использовать все известные мне явки, по собственному усмотрения применять
оружие. Бдительности не терять.
  Жандармский полковник Кирсанов, уроженец данной реальности, но несмотря на это
- правая рука Александра Ивановича, симпатий у меня не вызвал у меня с момента
первого знакомства. Но был он крепким профессионалом и входил в число
предводителей "Братства". Я ответил "Есть" - и вышел из связи.
  Конспирация у них тут поддерживается серьезная, складывается впечатление, что
все члены организации находятся под непрерывным и плотным контролем.
  Странно, я привык считать, что вначале прошлого века методы и уровень
эффективности тогдашних разведок и контрразведок находились на вполне
первобытном уровне. Да и Шульгин, проводя со мной занятия, больше говорил о
легальных и полулегальных формах предстоящей деятельности, не сосредоточивая
внимания на критических вариантах.
  Ну да ладно. И снова я подумал, что происходящее все больше походит на
экзамен. Дай Бог, чтобы выпускной. Но что случиться после? Вопрос для меня
далеко не праздный.
  На Кузнечном Мосту состоялся еще один сеанс связи. Теперь включилась рация,
вмонтированная в массивный механический счетчик-таксомотор, установленный перед
передним сидением. Под крышкой пряталась обычная телефонная трубка. Мужской
голос, уже другой, незнакомый, осведомился - состоялась ли встреча?
  - Связник инструкции передал, сейчас следую за объектом к месту контакта,
нахожусь на перекрестке Кузнечного и Неглинной.
  - Задание несколько меняется. Слушайте внимательно...
  Информация была неожиданной для меня, начисто исключающей гипотезу об
"экзамене". Ну, что же, к тому все и шло. Вчера и позавчера разнеслись слухи о
внеочередном съезде партии, и о забастовках на заводах, о волнениях в гарнизоне.
А с утра я обратил внимание на возросшую суетливость обывателей, закрытые
железными и деревянными ставнями окна многих магазинов, подозрительно часто
проносящиеся в разных автомобили. И легковые - ответственных работников высокого
ранга, и грузовые, набитые вооруженными людьми. Но я до последнего не ожидал,
что все это может влиться в вооруженные столкновения. Газетные материалы, пусть
и излишне нервные по тону, в целом демонстрировал уверенность властей, что
политический кризис разрешится миром. А реагировать на понятные аборигенам
признаки надвигающейся беды, как таежный охотник узнает о далеком еще пожаре по
поведению птиц и зверей, я научиться не успел.
  Я обернулся на своего спутника. Откинувшись на потертую кожаную спинку, он,
похоже, задремал. Словно в поезде не выспался. Впрочем, кто знает, может,
пришлось сутки напролет проторчать в тамбуре, наблюдая за "объектом".
  Толстый деревянный руль подрагивал у меня в руках, скрипели рессоры,
сорокасильный мотор подпрыгивал на слишком малой для него скорости, из выхлопной
трубы время от времени с громкими хлопками вылетали клубы синего дыма. Бензин
здесь отвратительный, ближе к керосину. Неужели Шульгин не мог переправить на
свою конспиративную квартиру пару бочек отличного горючего?
  Надоевшая мне до чертиков черная гармошка фаэтона по-прежнему тряслась и
раскачивалась впереди. Мы ехали уже больше получаса, пересекли Тверскую и
углубились в переулки, не изменившие, наверное, своего облика с времен
наполеоновского нашествия.
  И вдруг лихач остановился.
  Я мгновенно прижал машину к бордюру метрах в двадцати от него и выключил фары.
Надвинул на глаза ноктовизор, имеющий вид прикрепленных к околышку фуражки
резиновой лентой вполне обычных здесь шоферских очков.
  Переулок освещали лишь редкие ацетиленовые фонари, но в зеленоватом поле
прибора картинка была отчетливой и ясной. Мой же темный автомобиль за дождем и
туманом женщина увидеть не могла.
  Она довольно грациозно спрыгнула на тротуар с высокой подножки, рассчиталась с
извозчиком и, оглядевшись по сторонам, вошла в низкую дверь под фигурным
железным козырьком. На синей фанерной вывеске значилось: "Кафе-кондитерская
"Мотылек". По пятницам и субботам - театр-кабаре".
  Многопрофильное заведение. Но сегодня лишь среда.
  Вдали над крышами обшарпанных одно- и двухэтажных домов возвышалось, все в
электрических огнях, десятиэтажное строение, как его до сих пор называют по
старорежимному - "Дом Нирензее", - самое высокое здание в Москве, почти
небоскреб, сверху донизу забитое всевозможными конторами и трестами.
  Чтобы переодеться, мне потребовалась минута. Сбросить кожаную куртку и
фуражку, поверх черного свитера с высоким воротом набросить висевший на крючке в
салоне ражий верблюжий пиджак. На голову - английское кепи с длинным козырьком и
пристегнутыми на макушке большой пуговицей откидными клапанами.
  Нижняя часть костюма - клетчатые бриджи и коричневые ботинки "шимми" с крагами
- вполне избранному стилю соответствовала. Настоящий франт по меркам идущего к
концу двадцать четвертого года.
  Еще минута, чтобы отклеить пышные буденовские усы, убрать смоченной одеколоном
ваткой следы клея с верхней губы.
  - Ну так а мне что теперь делать? - спросил мой молчаливый напарник. - Тебе
про меня никакой команды не было?
  - А у тебя что, собственных инструкций на сей счет нет? - ответил я вопросом
на вопрос. Он в очередной раз промолчал, ожидая чего-то более конкретного.
  - Тогда, для подстраховки, подежурь поблизости. Чтобы и дверь кабака видел и
машину. Я вряд ли там долго задержусь. Сядем с ней в машину, вот тогда
свободен...
  - А вдруг там второй выход, и дамочка уже тю-тю?.. - вдруг высказал гипотезу
"командир".
  - Типун тебе на язык! Накаркаешь еще... - встревоженный такой возможностью я
поспешил к двери.
  На верхней ступеньке круто спускающейся вниз каменной лестницы я
подзадержался, чтобы стряхнуть с кепки капли дождя и осмотреться. Здесь она,
слава Богу! Никуда не делась.
  Потом начал спускаться.
  В первой комнате, скорее - небольшом зальчике, помещались шесть четырехместных
столиков. Пол и стены обтянуты шинельным сукном бордового оттенка.
  Несколько керосиново-калильных фонарей-бра тихо шипели и разливали вокруг
довольно яркий желтоватый свет.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 66
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама