Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Владимир Рыбин Весь текст 100.56 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9
сам Брянов, заметив, что за этой полосой  нет  ни  одной  воронки,  ни
одного холмика.  Все  это  могло  означать  только  то,  что  на  поле
существует разграничение: лес и подступы к нему  -  пространство  аев,
поле - территория черных жуков.
    Брянов привык с уважением относиться ко всякой информации, считая,
что ненужной просто не существует. Но сейчас ему нужна была не всякая,
а та, что помогала бы искать Нину.
    - Иди к лесу, - подтолкнул он  робота.  -  Попробуй  поговорить  с
аями.
    Птицы-мотыльки  кинулись  к  опушке,  как  только  робот   пересек
запретную черту. Некоторые срывались с веток, планировали  вниз,  едва
не касаясь крыльями высоких антенн.
    - Мы пришли из другого мира, - прочирикал робот. -  У  нас  добрые
намерения, и мы не причиним вам зла...
    - Уххи, уххи, - заухали аи, отлетая прочь. -  Уххи  тоже  говорят,
что не хотят нам зла!..
    Брянов и  Устьянцев  переглянулись.  Даже  в  монотонном  переводе
робота чувствовался ужас аев по отношению к уххам.
    - Мы не уххи, - спокойно просвистел робот, - вы же видите, что  мы
не уххи.
    - Никто не видел уххов, - послышалось в ответ. -  Увидевшие  уххов
умирают. Без страха смерти их могут видеть только наши слуги - ззумы.
    - Все вы живы, хотя видите  меня.  -  Робот  тотчас  ухватился  за
подсказанную мысль. - Значит, мы не уххи.
    Эта простая логика, как видно, озадачила аев. Они  заметались  над
опушкой, оглушили беспорядочным свистом. Наконец один из них  подлетел
и безбоязненно сел на ствол излучателя робота.
    - Если вы не уххи, то почему вас не трогают ззумы? Они  никого  не
пускают на это поле.
    - Но они пускают вас.
    - Только ночью. Таков закон. Ночью мы спим в норах, приготовленных
ззумами, и они нас охраняют от диких обитателей леса, которые охотятся
по ночам. Уххи приходят на  рассвете  и  уносят  в  свои  пещеры  всех
умерших, всех, кто не улетает...
    - Все это очень интересно, -  запел  робот,  удивив  космолетчиков
такой  не  свойственной  машине  дипломатией.  -  В  другой  раз  я  с
удовольствием побеседую с вами на эту тему. А сейчас мне  хотелось  бы
встретиться с вашими старейшинами.
    Аи не поняли, зачирикали, запересвистывались.
    - Кто такие - старейшины?
    - Есть же у вас главный, первый, кого бы вы слушались.
    - Мы слушаем всех.
    - Не слушаете, а слушаетесь. Чье слово было бы для вас законом.
    - Закон один - жить, петь, любить, ночью спать в мягких норках,  а
утром успеть улететь в лес.
    - "Жить,  петь,  любить!"  -  передразнил  робот.  -   И   никаких
обязанностей?
    - Что такое - обязанности?
    - То, что вы обязательно должны делать.
    - Мы обязательно должны приносить ззумам сладкие  плоды  с  вершин
деревьев. Надо же кормить своих слуг.  Кто  больше  приносит,  у  того
мягче постель...
    - Все ясно, - сказал Брянов. - Вырождающийся разум.
    - Почему именно вырождающийся? - спросил Устьянцев.
    - Без обязанностей разум деградирует. Этот симбиоз -  аи-ззумы,  -
который им кажется всеобщим счастьем, начало конца. Разум  вырождается
в инстинкт...
    - Как дела? - запросили со звездолета. Теперь на экране было  лицо
главного психолога Большакова.
    - Робот Нины по-прежнему молчит? - в свою очередь, спросил Брянов.
    - Молчит.
    - Значит, непосредственной опасности пока нет.
    - А если робот как-нибудь нейтрализован?
    - Он бы успел подать сигнал бедствия. В любом случае успел бы.
    - Вы что же - висите и ждете?
    - Ведем переговоры с птицами.
    - Ну и как? - В голосе Большакова была ирония.
    - Узнаем, сообщим, - ответил Брянов и демонстративно отвернулся от
экрана связи с звездолетом.
    Робот  между  тем  расспрашивал  о  ззумах.  Это  были  те   самые
четырехлапые черные жуки, которых космолетчики случайно увидели утром.
Жуки пеленают  умерших  аев  в  коконы,  а  потом  за  этими  коконами
приползают  уххи.  На  вопрос,  почему  ззумы  выполняют  эту  работу,
последовал ответ, что они боятся уххов и служат им.
    А время шло. Солнце поднималось  все  выше,  нагревая  воздух  над
поляной. Переговариваясь, робот медленно переполз в  тень  леса,  что,
впрочем, не вызвало беспокойства аев.  Похоже  было,  что  они  вообще
ничего не опасались, рассказывали  о  себе,  о  ззумах  с  подкупающей
откровенностью. И ничего сами не спрашивали. Тогда робот задал  прямой
вопрос: не видели ли они, куда делся  вышедший  из  аппарата  человек?
Спрашивал он это долго, объясняя и так и  этак,  стараясь,  чтобы  его
правильно поняли.
    Слушая эти монотонные пересвисты, Брянов оглядывал полиэкран.  Все
на нем было  без  изменений:  сверкающая  в  солнечных  лучах  жесткая
гребенка  леса,  порхающие  птицы-мотыльки,  поле,  поросшее   жесткой
травой, испещренное воронками,  взбугренное.  И  в  то  же  время  ему
показалось, будто что-то изменилось на этом поле. Брянов еще и еще раз
обежал глазами экранные клеточки и вдруг заметил, что один из холмиков
вроде бы вырос в размерах, и  трава  на  нем  шевелилась,  словно  под
ветром.
    Вдруг этот холм раскололся, и из него вертикально вверх  полоснуло
слишком хорошо  знакомое  космолетчикам  оранжевое  пламя  плазменного
излучения. И вслед за  этим  сразу  же,  без  паузы,  зачастил  сигнал
бедствия.
    Робот, разговаривавший с аями, бросился к вспучившемуся холму.  Аи
шарахнулись в другую сторону, в лес, расселись на ветках рядками,  как
зрители в театре, заинтересованно следили за происходящим. Похоже,  их
вовсе не пугало пламя, и страшились они  только  одного  -  пересекать
невидимую черту, обозначенную линией воронок и холмов.
    Пламя опадало медленно. Но еще до того, как оно  опало,  из  холма
поднялось что-то бесформенное и пошло к центру поля. С него  ошметками
опадала черная дернина. Скоро в нем можно было  узнать  робота.  Белая
паутина  космами  свалявшегося  войлока  опутывала  его,   свисала   с
излучателей и антенн, волочилась следом. На вытянутых манипуляторах он
нес  большой  белый  кокон.  Второй  робот  подбежал  к  нему,   ловко
перехватил кокон, и они один за другим еще быстрей покатились  к  тому
месту,  где  в  нескольких  метрах  от  поверхности  помигивал  желтый
импульс, обозначавший конец нити.
    "Вибрик" осел немного, когда оба робота повисли на нити,  качнулся
и медленно пошел вверх, втягивая в себя тяжелую ношу.


    - Хочешь увести аппарат? - спросил Устьянцев, когда они  поднялись
уже на добрый километр.
    - Потом вернемся, - ответил Брянов.
    - Я бы не спешил. Выясним, что с Ниной...
    - Спит Нина, спит в коконе. - Он кивнул на ее персональный  пульт,
где теперь светились  все  приборы,  обозначая  дыхание,  температуру,
давление крови.
    - Слишком беспокойно спит. Кошмары. - Устьянцев, в  свою  очередь,
кивнул на небольшой светившийся  малиново  прибор  -  психометр.  -  И
понаблюдать  надо  бы  за  полем.  Другого  такого  случая  может   не
представиться.
    Брянов поморщился и перевел аппарат в режим равновесия.
    Через четверть часа в карантинной  камере  они  разрезали  упругую
паутину  кокона.  Нина  проснулась,  и  сразу  резко  подскочили   все
параметры  ее   организма:   участилось   дыхание,   даже   повысилась
температура тела.
    - Какой ужас! - вскрикнула Нина. - Они их едят!
    - Кто? - спросил Брянов, удивляясь тому, что легкий скафандр  Нины
был совершенно цел и что облепленные паутинной слизью  легкие  антенны
переговорных устройств работали исправно.
    Роботы хлопотали над анализами паутинной ткани, слизи,  воздуха  в
камере, а Брянов тщетно пытался  оттереть  прозрачный  пластик  шлема,
чтобы увидеть наконец лицо Нины.
    - Кто кого ест? - переспросил он.
    - Ззумы... аев, - с отвращением выдохнула Нина.
    - Уххи?..
    - Нет никаких уххов, совсем нет. Это выдумка.
    - Чья? - усмехнулся Брянов. Он не  испытывал  никакой  тревоги,  а
необычные названия - аи, ззумы, уххи - его просто забавляли.
    - Да этих же... людоедов.
    - Людоедов?
    - Как их еще назвать?!
    - Все  правильно,  -  сказал  Брянов.  -  Обычный  симбиоз.   Одни
организмы что-то дают другим и что-то берут от них.
    - Это не симбиоз! - выкрикнула Нина. - Это обман!
    - Успокойся. - Брянов погладил ее по плечу. - Все изучим, во  всем
разберемся.
    - Нет, тут надо вмешаться.
    - Вмешаться? Во что?
    - В их... взаимоотношения.
    - Так сразу и вмешаться...
    Он наконец отчистил шлем и увидел  глаза  Нины  -  большие,  почти
безумные.  И  впервые  забеспокоился,  но  как-то  странно  -  тяжело,
мучительно, словно сквозь сон.
    - Почему ты ушла из "вибрика", оставив все открытым? - спросил он.
- Куда ты шла?.. Можешь объяснить?..
    - Могу, - нехотя отозвалась Нина и надолго замолчала.
    Брянов терпеливо  ждал.  Постукивали  роботы,  торопясь  выполнить
многочисленные  свои   дела.   Часто   пульсирующе   гудел   "вибрик",
нейтрализуя гравитацию.
    - Могу, - повторила она. - Эта... похожая  на  Сонечку...  просила
отнести ее в лес... Она так плакала...
    - Ну и что?!
    Брянов хотел сказать, что это не объяснение, что его интересуют не
внешние  причины,  а  мотивы  противоестественных   для   космолетчика
поступков.
    - А ты бы не пожалел? - опередила его Нина. - Ты  бы  не  пожалел,
когда плачет и говорит, что если останется на поле днем, то ее заберут
уххи? Разве  мы  совсем  растеряли  доброту  -  основную  человеческую
добродетель?   Разве    недоброжелательство    -    первая    заповедь
космолетчика?..
    - Но нельзя при этом нарушать порядок, рисковать...
    - Я ничем не рисковала.
    - Рисковала. И не только собой.
    - Но ведь все обошлось...
    - Это еще неизвестно. Мы  недостаточно  знаем  планету.  "Вибрику"
теперь предстоит карантин.
    - Ты боишься одиночества? - игриво спросила она. - Даже со мной?..
    - Мы не каждый по себе, - перебил он ее. - Мы единый  организм,  и
никто из нас не вправе без общего согласия рисковать даже самим собой.
    - Если  будем  согласовывать  каждое  свое  желание,  мы   обречем
население звездолета на вымирание.
    - Не преувеличивай, - сказал  Брянов.  -  Благодушие,  как  видно,
главная зараза этой планеты. Это оно в тебе говорит.
    - Почему же не говорит в тебе? Ты ведь тоже выходил из "вибрика"?
    - Было это и у меня. Теперь поослабло. Теперь я начинаю  понимать:
на планете в нас парализуется чувство опасности. К счастью,  это,  как
видно, проходит...
    - Жаль, - выдохнула она. - Вся наша  жизнь  -  поиски  радости.  К
этому сводятся даже дальние экспедиции. Радость  улететь  дальше,  чем
другие, радость открыть новые миры...
    - Есть еще долг.
    - И  в  основе  чувства  долга  тоже  лежит  радость,  только   не
индивидуальная, а коллективная. Нечто вроде общественного инстинкта.
    - Пусть так, - сердито сказал он. - У  нас  еще  будет  время  для
дискуссий. А сейчас ответь на конкретный вопрос: как случилось, что ты
оказалась в коконе?
    - Я несла "Сонечку", - посерьезнев,  начала  она.  -  Не  Сонечку,
конечно, а эту... птицу. И упала в яму.  А  тут  жуки.  Такие  смешные
жучки... Бегают, зудят. И от  этого  зудения  так  радостно  на  душе.
Сонечка, то есть птица, закрыла глаза и сложила  крылья.  Я  подкинула
ее, и она улетела. А сама легла на траву...
    - Зачем?
    - Мне было так хорошо, так радостно за птицу,  за  себя,  за  всех
нас, отыскавших наконец легендарную планету радости.
    - А потом?
    - Потом  я  заснула.  Проснулась  уже  здесь...   Мне   было   так
радостно...
    - Радостно? Но тебе снились кошмары.
    Ее лицо вдруг, словно она только что вспомнила об этом, исказилось
гримасой ужаса.
    - Да, да, - быстро заговорила Нина. - Они их, оказывается, едят. У
живых высасывают кровь. Они и меня собирались съесть.
    - Кто?
    - Ззумы. Я говорила.
    - М-да. Вот тебе и "смешные жучки".
    Он начинал понимать, что к чему.
    - Едят сами, а сваливают на несуществующих уххов?
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама