Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Валентинов А. Весь текст 2423.43 Kb

Око силы 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 207
были за "свободу", и то недолго! Сразу ставь вопрос - какой класс стоит  у
власти! Эти, твои... Они-то знают, да вам пока не говорят. Но тебе не грех
было подумать об этом раньше.
     - Ага! - загорелся внук. -  Лучше,  значит,  танки,  колхозы-совхозы,
Гулаг, Афганистан и ГПУ?
     - Еще не знаю, - мотнул  головой  Лунин-старший.  -  Пока  не  с  чем
сравнивать. Хотя могу догадываться. Трое уже  погибли.  Вас,  раненых,  по
сути, бросили. Мы своих раненых не бросали.
     - Нас не бросили, - вяло возразил Николай. -  К  нам  даже  Президент
заходил... и телевидение...
     - Бросили! - повторил старик. - Итак, снова победа на крови - как раз
то, в чем нас обвиняли. При штурме Зимнего  мы  потеряли  тоже  немного  -
шестерых. Лиха беда начало, Келюс! Безоружные люди против танков - красиво
и безопасно... тем, кто за их спинами. А вдовы и сироты - это не  впервой.
И хорошо, если те трое в  самом  деле  погибли  в  бою,  а  не  как-нибудь
иначе...
     Внук порывался возразить, но вдруг отчетливо  вспомнил  окровавленное
тело в синей куртке и промолчал.
     - Все! - заключил дед. - Переодеваться и отдыхать. Фроат, я  дам  вам
чистую рубашку, эту надо постирать. Я тоже полежу, не хочу быть  четвертым
в этом списке... победителей...
     Весь следующий день Лунин-внук отдыхал, стараясь поменьше  двигаться,
ограничив  свою  активность  телевизором  и  газетами.   Эйфория   победы,
захлестнувшая эфир, как ни странно, не очень радовала Келюса. Он  приписал
эти последствия контузии, заставляя себя не  думать  о  событиях  страшной
ночи и о  мрачных  пророчествах  деда.  Фрол  также  провел  весь  день  в
квартире, изрядно скучая и то  и  дело  порываясь  выйти  на  улицу.  Рана
полностью затянулась, оставив лишь розовое пятно  на  коже,  что  поразило
врача, вызванного старшим Луниным. Келюс также быстро поправлялся.  Травма
напоминала о себе лишь легким головокружением и слабостью.
     Ближе к вечеру деду позвонили по телефону.  Старик,  выслушав  чей-то
долгий рассказ, накинул пиджак и вышел, обещав  вернуться  через  полчаса.
Отсутствовал он, однако, больше двух часов, и Келюс начал уже волноваться,
вспоминая, захватил ли старик валидол. Но дед вернулся  внешне  спокойный,
пояснив, что был в гостях в соседнем подъезде. Пройдя в кабинет, он  долго
сидел за столом, о чем-то размышляя, затем позвал внука.
     - Келюс, - начал  он,  усаживая  Лунина-младшего  в  кресло.  -  Надо
поговорить.
     Николай взглянул на деда и  кивнул,  сообразив,  что  речь  пойдет  о
чем-то важном.
     - Я не  прошу  тебя  давать  честное  пионерское,  комсомольское  или
белогвардейское слово, - начал Николай Андреевич,  -  просто  если  мы  не
сохраним кое-что в секрете, могут быть неприятности. Не  хочу  пугать,  но
без головы останемся и ты, и я...
     Келюса передернуло. Он понял - дед не шутит - и тут же вспомнил  лицо
Китайца.
     - Несколько часов назад, - вел  далее  старик,  -  один  человек  уже
погиб. Он участвовал в... очень важном  деле.  Я  бы  с  удовольствием  не
вмешивал тебя, но мы живем вместе, и об этом знаю не только я...
     Николай Андреевич замолчал, переводя дух. Келюс потянулся к валидолу,
но дед покачал головой и продолжал:
     - Несколько месяцев назад в Центральном Комитете был разработан  план
эвакуации наиболее секретных документов  на  случай,  подобный  нынешнему.
Вчера поступил приказ. Все было  готово,  но  человек,  занимавшийся  этим
делом, был убит.
     Келюс вздрогнул - снова вспомнился Китаец и неподвижное тело в  синей
куртке.
     - Он выпал из окна, - продолжал дед.  -  Видимость  самоубийства.  Он
даже записку оставил... Но это не самоубийство, Келюс. Он держал  в  руках
все связи, и теперь операция под угрозой.  Завтра  ваши  будут  штурмовать
Центральный Комитет. На  квартиру  другого  товарища,  руководившего,  так
сказать, резервной линией, был налет. Этот человек ранен. Какие-то бандиты
в черных куртках...
     - Группа майора Волкова! - невольно вырвалось у Келюса. Дед удивленно
взглянул на Лунина-младшего, и тот поспешил пояснить: - Мне о них  Генерал
рассказывал. Он опасался, что они могут ворваться в Белый Дом. Так что они
не наши, а ваши...
     - Может быть, - на удивление спокойно отреагировал Николай Андреевич.
- Сейчас время измены. Большой измены, Келюс... Итак, операция сорвана. Но
самые важные документы - несколько десятков папок -  мы  все  же  вынесли.
Спрятать их некуда - пока. Через несколько дней мы что-нибудь придумаем, а
до тех пор решено рассредоточить их по нескольким местам. На военном языке
это называется "россыпью". Кое-что будет у нас дома. Я рискую своей  и,  к
сожалению, твоей головой, но иного выхода нет.  Конечно,  если  ты  будешь
последователен, то можешь позвонить прямо в Белый Дом. Наши в  свое  время
приветствовали подобные начинания. Ваши, вероятно, не будут оригинальны...
     Келюс решил возмутиться, но передумал. Он почему-то не боялся за себя
и Фрола, но  за  деда  сильно  волновался.  В  конце  концов  политические
разногласия были их личным делом, и лавры Павлика Морозова Николая никогда
не прельщали.
     - Но хоть заглянуть в эти  чертовы  папки  можно?  -  поинтересовался
внук,  которого  эта  история,  несмотря  на  мрачный   колорит,   изрядно
заинтриговала.
     - Заглянешь, - пообещал дед. - Надо же знать, за что рискуем.  Но  не
думай, Келюс, ничего особенного ты не увидишь.  Скорее  всего,  там  будут
какие-нибудь цифры. Эти архивы надо рассматривать как мозаику  -  целиком.
Что-что, а тайны мы умели прятать всегда. Фроату говорить не будем - ни  к
чему...
     ...В два часа ночи, когда Фроат уже давно спал,  Лунин-старший  вышел
из квартиры, вскоре вернувшись с тремя серыми папками, на  которых  стояли
четырехзначные  номера.  Келюс,  преодолев  искушение  немедленно  в   них
заглянуть, помог деду спрятать секретный  груз  в  наскоро  приготовленный
тайник - за второй ряд книг на верхней полке книжного шкафа...
     Наутро Фрол взбунтовался, заявив, что превосходно себя чувствует и не
желает более соблюдать больничный режим.
     - И вообще, - прибавил он, допивая  вторую  чашку  кофе,  -  надо  по
городу,  елы,  побродить,  раз  уж  в  Столице  оказался.  А   то   ничего
интересного, кроме телевизора, и не увижу.  Ведь,  говорят,  революция,  в
карету его!
     -  Кое-что  интересное  вы  уже   видели,   -   невозмутимо   заметил
Лунин-старший. - В некотором роде, даже ощутили. А самое интересное вам не
покажут.
     - Но ведь действительно революция, дед! - поддержал приятеля Келюс. -
Тебе, небось, в семнадцатом не мешали по улицам бегать!
     - Это еще не революция, молодые люди, - покачал головой старик. - Это
еще, так сказать, карнавал, игрище. Господа  бояре  власть  делят.  А  вот
через годик, через два, когда очереди за хлебом  станут  побольше,  чем  в
"Макдональдс" - тогда пожалуй... Только выходить на  улицу  не  захочется.
Как и мне, кстати, в семнадцатом...
     Фрол,  оставив  подобные  доводы  без  внимания,  поспешил  навстречу
впечатлениям,  пообещав  вернуться  к   вечеру.   Келюс,   сославшись   на
головокружение,  остался  дома.  Не  хотелось  оставлять  деда  одного  и,
главное, ожидалось знакомство с жуткими тайнами уходящей власти.
     Все три папки оказались подозрительно тонкими. Николай взвесил их  на
ладони, тут же предположив, что в каждой лежит  не  более  одного  -  двух
листков. Он не ошибся. В  первой  папке,  на  которой  стояла  карандашная
надпись "Спецзахоронения. 1_экз.",  оказался  единственный  написанный  от
руки листок.
     - А почему не напечатано? - удивился Келюс. - Черновик?
     - Не тому вас,  видать,  в  университете  учили,  -  усмехнулся  дед,
почувствовавший себя в привычной сфере. - Источниковедение правящей партии
- наука тонкая, и не каждому доступная. Вот так-с, господа  белогвардейцы,
не по зубам вам наши секреты, раз таких простых вещей не разумеете!
     - Не глумись, дед! -  возмутился  Лунин-младший.  -  Объясни  толком,
бином!
     - Бином, - ответствовал старик, приходя в хорошее настроение, - вещь,
внучек, математическая и точная. И насколько я помню твои школьные табели,
тебе  совершенно  непонятная.  Приятно  слышать,  как  нынешние   педагоги
коллекционируют слова-паразиты. Похоже,  потеря  партбилета  сказалась  на
тебе не лучшим образом... А что касаемо этого  листка,  то  насколько  мне
известно, в рукописном виде подобные  документы  хранятся  в  единственном
случае - когда их не решаются доверить машинистке. Так что это  отнюдь  не
черновик... Ну, что там?
     Келюс вчитался, поначалу ничего не  поняв.  В  верхней  части  листка
стояло: "Спецзахоронения. Список N_1". Далее  следовали  номера  и  адреса
кладбищ в разных городах с указанием квартала и номера могилы. Всего  было
перечислено двенадцать захоронений с номерами от первого до тринадцатого.
     - Второго номера нет, -  заметил  Келюс,  вертя  в  руках  непонятный
список. Партийные тайны представлялись ему несколько иначе.
     - Что еще скажешь? - полюбопытствовал  дед,  довольный  произведенным
эффектом.
     - Так... - напрягся Лунин-младший. - Ну, конечно, бином,  это  могилы
жертв культа личности! Тайные захоронения!
     - Одиночные захоронения, - уточнил Николай  Андреевич,  -  причем  на
общих кладбищах. Все может  быть,  но  не  слишком  ли  слабо  для  такого
документа? А где номер второй?
     - Не знаю, - честно ответил внук, еще раз поглядев перечень  городов:
Куйбышев, Днепродзержинск, Рыбинск, Харьков... Нет, раскусить этот  орешек
невозможно.
     - С первой тайной покончено, - констатировал дед.  -  Я  же  говорил,
Келюс, такие бумаги просто так не составляют. К этой должен быть ключ, там
номера расшифровываются. Но ключ этот, само собой, где-то в другом  месте.
Ну, что там дальше?
     Вторая  папка  имела  надпись  "Объект  "Ядро"  2_экз".  Ниже  стояла
приписка: "Экз N_2 передан  в  личное  распоряжение".  В  чье  -  указано,
однако, не было. Келюс взглянул на деда.
     - Ох уж эти революционеры! - хмыкнул старик. - Каждому требуется спец
из жандармерии, иначе утонут. Так сказать, красный буксир... Надпись  эта,
внучек, означает, что экземпляр передан генеральному секретарю - только он
может "лично распоряжаться". Странно, числа нет... Ага, есть, но стерто...
Кажется понял - число стерли перед эвакуацией, чтобы  такие,  как  мы,  не
догадались, когда сие произошло. То ли десять лет назад,  то  ли  вчера  -
поди проверь... Ну-ка, что там?
     В папке лежал также единственный лист, на  котором  столбиком  стояли
названия: "Ядро-1", "Ядро-2"... - и так до "Ядра-9". Напротив них  имелись
пометки, большей частью совершенно непонятные.  В  шести  случаях  стояло:
"Объект N_...", причем  номера  были  двухзначные  и  четырехзначные.  Три
пометки гласили: "Хранилище N_...", и номера стояли шестизначные.
     - Так... - посерьезнел Николай Андреевич.  -  Вот  это  действительно
интересно... Четырехзначные номера, насколько я помню -  военные  объекты,
что само по себе любопытно. Но вот двухзначные... Похоже, наука, но  я  не
очень  уверен.  А  вот  "Хранилище",   думаю,   находится   где-нибудь   в
Швейцарии... Что же  это  за  "Ядро"  такое,  а?  Что  может  понадобиться
где-нибудь на Байконуре  и  одновременно  храниться  в  Цюрихе  или  сейфе
Московского Народного банка в Лондоне?
     - Подслушивающее устройство, бином, - предположил внук.
     - Или запасы коньяка, - подхватил старик. - Что столь же  логично.  А
ну-ка, ну-ка, что это?
     Келюс принес увеличительное стекло. После  немалых  стараний  удалось
разобрать  полузатертую  карандашную  надпись,  сделанную  возле   пометки
"Ядро-7". Она гласила: "Т. Ст. Ин. Тер."
     - "Товарищ Сталин - индивидуальный террор!" -  изрек  внук  непонятно
всерьез или в шутку.
     - Или "Теплый Стан", - добавил Николай Андреевич. - Интересно,  какой
там может быть институт? "Тер", "Тер"... Нет, не помню...
     - А ведь и вправду, - оживился Лунин-младший.  -  Ну,  дед,  молодец!
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 207
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама