Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Даниил Хармс Весь текст 564.52 Kb

Избранное

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 49
       ваши успехи!
          Мы выпили. Видно,водка начала оказывать на нас свое действие.
       Сакердон Михайлович снял свою меховую с наушниками шапку и швыр-
       нул ее на кровать. Я встал и прошелся по комнате, ощущая уже не-
       которое головокружение.
          - Как вы относитесь к покойникам?  -  спросил я Сакердона Ми-
       хайловича.
          - Совершенно отрицательно, - сказал Сакердон Михайлович. -  Я
       их боюсь.
          - Да, я тоже терпеть не могу покойников, -  сказал я. -  Под-
       вернись мне покойник, и не будь он мне родственником, я бы, дол-
       жно быть, пнул бы его ногой.
          - Не надо лягать мертвецов,  - сказал Сакердон Михайлович.
          - А я бы пнул его сапогом прямо в морду,- сказал я, - Терпеть
       не могу покойников и детей.
          - Да, дети гадость, - согласился Сакердон Михайлович.
          - А что по-вашему хуже: покойники или дети? - спросил я.
          - Дети, пожалуй, хуже, они чаще мешают нам.  А покойники все-
       таки не врываются в нашу жизнь, - сказал Сакердон Михайлович.
          - Врываются! - крикнул я и тотчас же замолчал.
          Сакердон Михайлович внимательно посмотрел на меня.
          - Хотите еще водки? - спросил он.
          - Нет, -  сказал я, но спохватившись, прибавил: - Нет, спаси-
       бо, я больше не хочу.
          Я подошел и сел опять за стол. Некоторое время мы молчим.
          - Я хочу вас спросить, - говорю я наконец, - Вы веруете в Бо-
       га?
          У Сакердона Михайловича появляется на лбу поперечная морщина,
       и он говорит:
          - Есть неприличные поступки. Неприлично спрашивать у человека
       пятьдесят рублей в долг, если вы видели, как он только что поло-
       жил себе в  карман двести.  Его дело:  дать вам деньги или отка-
       зать;  и самый удобный и приятный способ отказа  -  это соврать,
       что денег нет.  Вы же видели, что у того человека деньги есть и,

                              - 40 -
           
           
          - Не жнаю, - ответила Марья Васильевна.
          - Когда это было? - спросил я.
          - Тоже не жнаю, - сказала Марья Васильевна.
          - Вы разговаривали со стариком? - спросил я Марью Васильевну.
          - Я, - отвечала Марья Васильевна.
          - Так, как же вы не знаете, когда это было? - сказал я.
          - Чиша два тому нажад, - сказала Марья Васильевна.
          - А как этот старик выглядел? - спросил я.
          - Тоже не жнаю, - сказала Марья Васильевна и ушла на кухню.
          Я пошел к своей комнате.  "Вдруг, -  подумал я, - старуха ис-
       чезла. Я войду в комнату,а старухи-то и нет.  Боже мой!  Неужели
       чудес не бывает?!"
          Я отпер дверь и начал ее медленно открывать.  Может  быть это
       только показалось, но мне в лицо пахнул приторный запах начинав-
       шегося разложения. Я взглянул в приотворенную дверь и на мгнове-
       ние застыл на месте.  Старуха на четвереньках медленно ползла ко
       мне навстречу.
          Я с криком захлопнул дверь, повернул ключ и отскочил к проти-
       воположной стенке.
          В коридоре появилась Марья Васильевна.
          - Вы меня жвали? - спросила она.
          Меня так трясло,  что я ничего не мог ответить и только отри-
       цательно замотал головой. Марья Васильевна подошла ближе.
          - Вы ш кем-то ражговаривали, - сказала она.
          Я опять отрицательно замотал головой.
          - Шумашедший, - сказала Марья Васильевна и опять ушла на кух-
       ню, несколько раз по дороге оглянувшись на меня.
          - Так стоять нельзя. Так стоять нельзя, -  повторил я мыслен-
       но. Эта фраза сама собой сложилась где-то внутри меня. Я твердил
       ее до тех пор, пока она не дошла до моего сознания.
          - Да, так стоять нельзя, - сказал я себе, но продолжал стоять
       как парализованный. Случилось что-то ужасное, но предстояло сде-
       лать что-то, может быть, еще более ужасное, чем то, что уже про-
       изошло.  Вихрь кружил мои мысли, и  я только видел злобные глаза
       мертвой старухи, медленно ползущей ко мне на четвереньках.
          Ворваться в комнату и раздробить этой старухе череп. Вот, что
       надо сделать!  Я даже поискал глазами и  остался  доволен, увидя
       крокетный молоток, неизвестно для чего, уже в продолжении многих
       лет, стоящий в углу коридора. Схватить молоток, ворваться в ком-
       нату и трах!...
          Озноб еще не прошел.  Я стоял с поднятыми плечами от внутрен-
       него холода. Мысли мои скакали и путались, возвращались к исход-
       ному пункту и вновь скакали, захватывая новые области, а я стоял
       и прислуши вался к своим мыслям и был, как-бы, в стороне от них,
       и был, как бы, не их командир.
          - Покойники, -  объясняли мне мои собственные мысли, -  народ
       неважный. Их зря называли покойники, они скорее беспокойники. За
       ними надо следить и следить. Спросите любого сторожа из мертвец-
       кой.  Вы думаете, он для чего поставлен там?  Только для одного:
       следить, чтобы покойники не расползались. Бывают, в этом смысле,
       забавные случаи. Один покойник,пока сторож по приказанию началь-
       ства мылся в бане,  выполз из мертвецкой, заполз в дезинфекцион-
       ную камеру и съел там кучу белья.  Дезинфекторы здорово отлупце-
       вали того покойника, но за испорченное белье им пришлось рассчи-
       тываться из собственных карманов. А другой покойник заполз в па-
       лату рожениц и так перепугал их, что одна роженица тут же произ-
       вела преждевременный выкидыш, а покойник набросился на выкинутый
       плод и начал его, чавкая, пожирать. А когда одна храбрая сиделка
       ударила покойника по спине табуреткой,  то он укусил эту сиделку
       за ногу, и она вскоре умерла от заражения трупным ядом.  Да, по-
       койники народ неважный, и с ними надо быть начеку.
          - Стоп! -  сказал я своим собственным мыслям.  -  Вы говорите
       чушь. Покойники неподвижны.
          - Хорошо,  - сказали мне мои собственные мысли, - войди тогда
       в свою комнату,  где находится, как ты говоришь, неподвижный по-
       койник.
          Неожиданное упрямство заговорило во мне.
          - И войду! - сказал я решительно своим собственным мыслям.
          - Попробуй! - насмешливо сказали мне мои собственные мысли.
          Эта насмешливость окончательно взбесила меня.  Я схватил кро-
       кетный молоток и кинулся к двери.
          - Подожди!  -  закричали мне мои собственные мысли.  Но я уже
       повернул ключ и распахнул дверь.
          Старуха лежала у порога,  уткнувшись лицом в пол.  С поднятым
       крокетным молотком я стоял наготове. Старуха не шевелилась.
          Озноб прошел, и мысли мои текли ясно и четко.  Я был команди-
       ром их.
          - Раньше всего, закрыть дверь! - скомандовал я сам себе.
          Я вынул ключ с  наружной стороны двери и  вставил его с внут-
       ренней.  Я сделал это левой рукой, а в правой я держал крокетный
       молоток и все время не спускал со старухи глаз. Я запер дверь на
       ключ  и,  осторожно переступив через старуху,  вышел на середину
       комнаты.

                               - 42 -
           
           
          Чемодан стоит передо мной,  с виду вполне благоприятный,  как
       будто в нем лежит белье и книги.  Я взял его за ручку и попробо-
       вал поднять.  Да, он был, конечно, тяжел, но не чрезмерно, я мог
       вполне донести его до трамвая.
          Я посмотрел на часы:  двадцать минут шестого.  Это хорошо.  Я
       сел в кресло, чтобы немного передохнуть и выкурить трубку.
          Видно, сардельки,  которые я ел сегодня, были не очень хороши
       потому что живот мой болел все сильнее. А, может быть, это пото-
       му, что я ел их сырыми? А, может быть, боль в животе была и чис-
       то нервной.
          Я сижу и курю. И минуты бегут за минутами.
          Весеннее солнце светит в окно, и я жмурюсь от его лучей.  Вот
       оно прячется за трубу противостоящего дома,  и тень от трубы бе-
       жит по крыше: перелетает улицу и ложится мне на лицо.  Я вспоми-
       наю, как вчера в это же время я сидел и писал повесть.  Вот она:
       клетчатая бумага и на ней надпись, сделанная  мелким почерком: -
       "Чудотворец был высокого роста."
          Я посмотрел в окно. По улице шел инвалид на механической ноге
       и громко стучал своей ногой и палкой. Двое рабочих и с ними ста-
       руха, держась за бока, хохотали над смешной походкой инвалида.
          Я встал.  Пора! Пора в путь! Пора отвозить старуху на болото!
       Мне нужно еще занять деньги у машиниста.
          Я вышел в коридор и пошел к его двери.
          - Матвей Филиппович, вы дома? - спросил я.
          - Дома, - отозвался машинист.
          - Тогда, извините, Матвей Филиппович,  вы не богаты деньгами?
       Я послезавтра получу.  Не могли бы вы одолжить мне тридцать руб-
       лей?
          - Мог бы, - сказал  машинист.  И я слышал, как он звякал клю-
       чами,  отпирая какой-то ящик.  Потом он открыл  дверь и протянул
       мне новую красную тридцатирублевку.
          - Большое спасибо, Матвей Филиппович, - сказал я.
          - Не стоит, не стоит, - сказал машинист.
          Я сунул деньги в  карман и вернулся в  свою комнату.  Чемодан
       спокойно стоял на прежнем месте.
          - Ну теперь в путь, без промедления, - сказал я сам себе.
          Я взял чемодан и вышел  из комнаты.  Марья Васильевна увидела
       меня с чемоданом и крикнула: - Куда вы?
          - К тетке, - сказал я.
          - Шкоро приедете? - спросила Марья Васильевна.
          - Да,-  сказал я.  -  Мне нужно  только  отвезти к тетке кое-
       какое белье. А приеду, может быть, и сегодня.
          Я вышел на улицу. До трамвая я дошел благополучно, неся чемо-
       дан то в правой, то в левой руке.
          В трамвай я влез с передней площадки прицепного вагона и стал
       махать кондукторше,  чтобы она пришла получить за багаж и билет.
       (Я не хотел передавать  единственную тридцатирублевку через весь
       вагон и не решался оставить чемодан и сам пройти к кондукторше.)
       Кондукторша пришла ко мне на площадку и заявила,  что  у нее нет
       сдачи. На первой же остановке мне пришлось слезть.
          Я стоял злой и ждал следующего трамвая.  У меня болел живот и
       слегка дрожали ноги.
          И вдруг я увидел мою милую дамочку: она переходила улицу и не
       смотрела в мою сторону.
          Я схватил чемодан и кинулся за ней. Я не знал как ее зовут, и
       не мог ее окликнуть. Чемодан страшно мешал мне: я держал его пе-
       ред собой двумя руками и подталкивал его коленями и животом. Ми-
       лая дамочка шла довольно быстро,  и я чувствовал,  что мне ее не
       догнать. Я был весь мокрый от пота и выбивался из сил. Милая да-
       мочка повернула в переулок.  Когда я добрался до угла - ее нигде
       не было.
          - Проклятая старуха! - прошипел я,  бросая  чемодан на землю.
          Рукава моей куртки насквозь промокли от пота и липли к рукам.
       Я сел на чемодан и,  вынув носовой платок,  вытер им шею и лицо.
       Двое мальчишек остановились передо мной  и стали меня рассматри-
       вать.  Я сделал спокойное лицо и пристально смотрел на ближайшую
       подворотню, как бы поджидая кого-то. Мальчишки шептались и пока-
       зывали на меня пальцами. Дикая злоба душила меня.  Ах, напустить
       бы на них столбняк!
          И вот из-за этих  паршивых  мальчишек я встаю, поднимаю чемо-
       дан, подхожу к подворотне и заглядываю туда.  Я делаю удивленное
       лицо, достаю часы и пожимаю плечами.  Мальчишки издали наблюдают
       за мной. Я еще раз пожимаю плечами и заглядываю в подворотню.
          - Странно, -  говорю я вслух, беру чемодан и тащу его к трам-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 49
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама