Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Справочники - Различные авторы Весь текст 1473.02 Kb

Подборка статей о наркотиках

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 126
принципиального различия между углублением восприятия с помощью внешнего
инструмента, такого как микроскоп, и углублением  восприятия  с  помощью
принятия инструмента внутрь, как происходит в случае с этими веществами.
Если кому-то покажется, что такая возможность является оскорблением дос-
тоинства ума, тогда микроскоп, вне всяких  сомнений,  оскорбляет  досто-
инство глаза, а телефон - уха. Строго говоря, психоделики вообще не дают
мудрости, равно как микроскоп - знаний. Они дают материал, на почве  ко-
торого произрастает мудрость, и поэтому полезны в той  мере,  в  которой
индивиду удается вписать в свои представления и образ жизни то, что  ему
открылось. Как побег, как отдельный, оторванный от жизни экстаз, они мо-
гут иметь тот же смысл, что и полноценный отдых или хорошее развлечение.
Однако такое их применение напоминает об  использовании  суперкомпьютера
для того, чтобы играть в крестики-нолики, и  поэтому  часы  возвышенного
восприятия оказываются потерянными, если они не наполнены медитацией или
спокойными размышлениями на любую тему.
   Среди всех известных мне описаний больше всего  такое  созерцательное
использование психоделиков напоминает Игру в Бисер, о которой  говорится
в одноименном произведении Германа Гессе. В своем романе писатель  изоб-
ражает отдаленное будущее, в котором орден ученых-мистиков  изобрел  ие-
роглифический язык, охватывающий все отрасли науки, искусства, философии
и религии. Суть Игры в Бисер в том, чтобы обнаруживать связи между  кон-
фигурациями в различных областях знаний подобно тому, как музыкант нахо-
дит новые гармонические и контрапунктные сочетания звуков. Из таких эле-
ментов, как устройство китайского дома, соната Скарлатти, топологическая
формула и стих из Упанишад, играющие выделяют общую тему и изобретают ее
приложения в других направлениях. Две игры не могут быть одинаковыми  не
только потому, что в них различаются элементы, но и потому, что у играю-
щих нет стремления навязать миру единообразный статический порядок. Уни-
версальный язык благоприятствует прослеживанию взаимосвязей,  однако  не
фиксирует их, так как в его основе лежит "музыкальное" понимание мира, в
котором порядок динамичен и изменчив, как мелодия в фуге.
   Подобно этому в моих экспериментах с ЛСД и псилоцибином я обычно сос-
редоточивал внимание на такой теме, как полярность, трансформация  (нап-
ример,  пищи  в  живой  организм),  борьба  за  выживание,  связь  между
абстрактным и конкретным или между Логосом и Эросом.  Затем  я  позволял
своему углубленному восприятию постигать подобные  отношения  с  помощью
произведений искусства и музыки, с помощью таких естественных  объектов,
как папоротник, цветок, морская ракушка, религиозный или  мифологический
архетип (это могла быть Месса), или же с помощью личного контакта с  те-
ми, кто оказывался рядом со мной. Кроме того, иногда я  концентрировался
на одном из органов чувств и как бы пытался обратить его на себя,  чтобы
увидеть процесс видения, а от этого переходил к попыткам понять  понима-
ние или искал ответ на вопрос "Кто я?".
   Подобные исследования приводят к интуитивным  проблескам  необычайной
яркости, и поскольку по окончании действия психоделика перечислить их не
составляет труда (особенно, если они записаны на пленку или на  бумагу),
следующие за экспериментом дни и недели  можно  использовать  для  того,
чтобы проверять их с логической, эстетической, философской и научной то-
чек зрения на обычных ситуациях. Как и следовало ожидать,  одни  из  них
оказываются важными, тогда как другие нет. То же можно сказать и о  вне-
запных находках, которые изобретатель или  человек  искусства  делает  в
обычном состоянии сознания; они не всегда столь же  подлинны  и  универ-
сально применимы, как кажутся в момент озарения. Создается  впечатление,
что психоделики дают сильный толчок творческой интуиции и поэтому  обла-
дают не менее ценными достоинствами в сфере изобретения и научных иссле-
дований, нежели в психотерапии - если последнюю понимать в обычном смыс-
ле как средство "приспособления" ущербной личности к жизни в  нашем  об-
ществе. Лучшая сфера их использования - не клиника для душевнобольных, а
студия, лаборатория или институт глубинных исследований.
   Ниже я не пытаюсь сделать научный доклад о воздействии  психоделиков,
указывая дозировку, время и место приема, физические симптомы и тому по-
добные сведения. Имеются тысячи подобных отчетов, но мне кажется, что, в
виду нашего весьма поверхностного знания мозга, они имеют довольно огра-
ниченную область применения. С таким же успехом можно попытаться  понять
книгу, растворив ее в кислоте и проанализировав химические свойства  по-
лученного раствора.
   Я ставил своей целью создать общее впечатление о новом мире сознания,
который открывают перед нами эти вещества. Я не верю, что этот мир явля-
ется галлюцинацией или же беспрецедентным откровением истины.  Возможно,
когда в мозгу и органах чувств прекращаются процессы подавления, мы  ви-
дим мир именно таким, каким он предстает  перед  нами  под  воздействием
психоделиков. Поскольку мы не привыкли к такому видению мира, мы склонны
неправильно его интерпретировать. Наши первые оценки могут быть столь же
далекими от истины, как  и  впечатления  путешественника  по  незнакомой
стране или астронома, который впервые направил свой телескоп на галакти-
ки за пределами нашей.
   Я написал это эссе так, будто переживание произошло в один день  и  в
одном месте, однако фактически это сводный обзор нескольких переживаний.
За исключением тех мест, где я описываю видения при закрытых  глазах,  -
это всегда оговорено в тексте - ни одно из моих переживаний нельзя  наз-
вать галлюцинацией. Они являются принципиально иными способами  видения,
интерпретации и построением взаимоотношений с людьми и событиями в  мире
"общественной реальности", которым для нужд моего описания было  выбрано
сельское частное имение на Западном побережье Соединенных Штатов  с  са-
дом, клумбами, служебными постройками во дворе и далекими горами - все в
нем было таким, каким я его здесь описал, включая  старый  грузовичок  с
мусором в кузове.
   Вещества, изменяющие сознание, в народе  ассоциируются  с  необычными
фантасмагорическими видениями, но у меня таковые наблюдались только  при
закрытых глазах. Между тем я должен признать, что  в  остальных  случаях
естественный мир наполнялся невиданным величием, становился  столь  кра-
сочным, важным, а иногда и смешным, что мне трудно найти подходящие сло-
ва для выражения этих качеств. Скорость мышления и ассоциаций увеличива-
лась столь значительно, что словам  было  трудно  поспевать  за  потоком
идей, приходящих на ум. Отрывки, которые могут показаться читателю обыч-
ными философскими рассуждениями, являются описаниями того, что тогда бы-
ло в высшей степени несомненной реальностью.  Об  образах,  появляющихся
перед закрытыми глазами, можно сказать также, что это были не просто по-
рождения воображения, а структуры и видения, столь яркие и  независимые,
что их физическое присутствие казалось несомненным. Однако  эти  видения
показались мне менее интересными, нежели необычные ракурсы естественного
мира и необычайная скорость ассоциативного мышления. Именно об этих  яв-
лениях в первую очередь и пойдет речь в эссе, которое я предлагаю вашему
вниманию.

   1970


   Космология радости

   Начать с того, что в этом мире совсем не такое время. Здесь это время
биологического ритма, а не часов и всего того, что идет вместе с часами.
Никакой спешки. Наше чувство времени в высшей степени субъективно и  тем
самым зависит от качества нашего внимания, от нашего интереса или равно-
душия, а также от следования шаблонам, целям и  ограничениям.  Здесь  же
настоящее самодостаточно, хотя это и не статическое настоящее. Это  тан-
цующее настоящее - развитие структуры, которая не имеет конечной цели  в
будущем, а сама является своим смыслом. Она нарастает и убывает одновре-
менно, и семечко в ней является в той же мере целью, что и цветок.  Поэ-
тому у наблюдателя хватает времени, чтобы рассмотреть каждый аспект дви-
жения с бесконечным разнообразием выразительных деталей.  Обычно  мы  не
столько смотрим на вещи, сколько упускаем их из виду. Глаза видят типы и
классы: цветок, лист, камень, птицу, огонь - то есть не сами вещи, а  их
ментальные образы - грубые очертания, которые всегда окрашены в  блеклые
тона и кажутся тусклыми, запылившимися.
   Однако здесь видение глубины света и структуры  распускающейся  почки
длится нескончаемо долго. Здесь достаточно времени, чтобы увидеть все  -
чтобы охватить сознанием изощренный узор жилок и капилляров, чтобы  про-
никать все глубже и глубже в фактуру зеленого цвета, который в  действи-
тельности совсем не зеленый, а охватывает целый спектр оттенков,  дающих
вместе зеленый: это и пурпурный,  и  золотистый,  и  ярко  отсвечивающий
изумруд, и солнечно-бирюзовый океан. Я не могу сказать, где заканчивает-
ся форма и начинается цвет. Почка раскрывается и молодые листья  появля-
ются из нее с жестом, который крайне красноречив, но не говорит  ничего,
кроме "Так!" И почему-то этого оказывается вполне достаточно, чтобы  все
было яснее ясного. Смысл прозрачен так же, как прозрачны цвет и  фактура
- не столько для света, падающего на  поверхность  сверху,  сколько  для
света, присутствующего внутри самого цвета и фактуры. Там он,  разумеет-
ся, и пребывает, ибо свет  -  это  неразделимая  тройственность  солнца,
объекта и глаза, а химия цветка и есть его цвет, его свет.
   Но в то же время цвет и свет являются дарами глаза листку  и  солнцу.
Прозрачность - это свойство глазного яблока, спроецированное во  внешний
мир как прозрачность пространства; это интерпретация  кванта  энергии  в
терминах студенистых волокон мозга. Я начинаю чувствовать, что  мир  од-
новременно внутри моей головы и вне нее, и эти двое, внутреннее и  внеш-
нее, включают или "охватывают" друг друга, как  бесконечное  число  кон-
центрических сфер. Я необычайно ясно осознаю, что все ощущаемое мною яв-
ляется также моим телом - что свет, цвет, форма, звук и  фактура  предс-
тавляют собой термины и свойства мозга, дарованные внешнему миру.  Я  не
смотрю на мир, я не встречаюсь с ним; я знаю его посредством постоянного
преображения его в себя, так что все  вокруг  меня,  весь  объем  прост-
ранства, не ощущается мною где-то там, а присутствует внутри меня.
   Поначалу это непривычно. Я не знаю точно, откуда приходят ко мне зву-
ки. Видимое пространство, кажется, звучит ими, как  барабан.  Окружающие
холмы откликаются звуками проехавшего грузовика;  при  этом  звучание  и
цветные очертания холмов становятся одним  действием.  Я  использую  это
слово не случайно и вскоре прибегну к нему снова. Холмы движутся в своей
тишине. Они значат что-то, потому что они  преображены  моим  мозгом,  а
мозг - это орган смысла. Роща мамонтовых деревьев на склонах холмов выг-
лядит как зеленый огонь, медно-золотистая выжженная солнцем трава  взды-
мается до самого неба. Время так замедлилось, что, кажется, превратилось
в вечность, и этот привкус вечности передается холмам - блестящим горам,
которые, сдается мне, я помню с незапамятного прошлого. Они столь незна-
комы мне, что выглядят загадочными, но в то же время не менее  привычны,
чем моя собственная рука. Таким образом, преображенный  в  сознание,  во
внутреннее электрическое свечение нервов, мир кажется загадочно призрач-
ным, словно проявленным на цветной пленке, словно звучащим на коже бара-
бана, словно наплывающим на меня - но не весом, а вибрациями, понимаемы-
ми как вес. Твердость - это неврологическое  изобретение,  и  я  задаюсь
вопросом, могут ли нервы быть твердыми для самих себя. Где мы  начинаем-
ся? Структура ли мозга создает структуру  мира,  или  же  мир  порождает
структуру мозга? Мир и мозг напоминают курицу и яйцо, перед и зад.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 126
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (41)

Реклама