Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 39
ревновал (хотя было, конечно, и это), самое главное  чувство,  которое  он
испытывал в эту минуту, была обида. Ведь могла же сказать ему прямо,  так,
мол, и так, а он бы еще подумал, может быть, и женился. Но ведь ничего  не
сказала, а уж если не сказала, то зачем же на свадьбу звать? Разве что для
насмешки.
     Однако, ничего этого он сейчас вслух не выразил  и  не  показал  даже
виду, а поклонился, как положено, жениху и невесте и сказал вежливо:
     - Здравствуйте.
     А потом сделал поклон для всех остальных и им сказал общее:
     - Здравствуйте.
     На это ему никто не ответил, а Плечевой подтолкнул в спину  к  столу,
там как раз стояла свободная табуретка. Чонкин устроился на этой табуретке
и огляделся.
     Слева от него сидел пожилой упитанный мужчина  в  вышитой  украинской
рубашке, подпоясанной шелковым крученым пояском. У него было круглое  лицо
с маленьким толстым  носом  и  нависающими  на  глаза  густыми  выцветшими
бровями. Голова была по темени лысая от природы, а по  краям  выбритая  до
блеска, с небольшим, заживающим уже порезом возле правого уха.  На  темени
было несколько черных пятен, словно кто-то гасил об него  окурки.  Мужчина
добродушно смотрел на нового соседа маленькими, заплывшими жиром  глазками
и приветливо улыбался.
     Соседство справа  было  для  Чонкина  более  приятным:  здесь  сидела
молоденькая, лет семнадцати девица, с едва развившейся грудью  и  с  двумя
хвостиками косичек с бантиками на концах. Девица эта без всякой  ложки,  а
прямо ртом ела размазанную по тарелке манную кашу с маслом  и  поглядывала
украдкой на Чонкина любопытно и озорно. И тут только Чонкин  заметил,  что
все сидящие за столом, как и  его  соседка,  тычутся  ртами  в  тарелки  и
никаких вилок или хотя бы ложек перед ними нет  и  вроде  бы  ни  к  чему.
"Никак, чучмеки", подумал Чонкин  и  вопросительно  глянул  на  Плечевого,
устроившегося напротив, на той стороне стола. Плечевой кивнул  ему,  чтобы
он не волновался, дескать, все идет, как надо,  а  сидевшая  рядом  с  ним
краснолицая  женщина  в  крепдешиновом  сарафане  стала   как-то   странно
подмигивать и строить разные рожи, отчего  Чонкин  смутился,  покраснел  и
перевел взгляд на соседа, а тот улыбнулся ему и сказал:
     - Ты, милок, не робей, здесь все свои, и никто тебя не обидит.
     - А я и не робею, храбрясь, сказал Чонкин.
     - Робеешь, не поверил сосед. - Ты только делаешь вид, что не робеешь,
а на самом-то деле еще ух как робеешь. Тебя как звать-то?
     - Чонкин я, Ваня.
     - А по отчеству?
     - Васильевич, охотно сообщил Чонкин.
     - Это хорошо, одобрил сосед. -  Царь  был  когда-то  Иван  Васильевич
Грозный. Слыхал, небось?
     - Вообще чего-то слыхал, подтвердил Чонкин.
     - Хороший был человек, душевный, с чувством сказал сосед.  Пододвинул
к Чонкину стакан с водкой, а другой взял себе. - Давай, Ваня, выпьем.
     Чонкин собрался весь, задержал дыхание, как всегда, когда пил  водку,
чтобы пошла, а она оказалась без вкуса, без запаха, просто вода. Однако  в
голове зашумело, и  настроение  поднялось  сразу,  стал  себя  чувствовать
Чонкин свободнее.
     Подвинул  к  нему  сосед  тарелку  с  закуской  -  огурчики  соленые,
картошечка жареная. Поискал Чонкин глазами вилку,  не  нашел,  хотел  есть
руками, а сосед снова вмешался:
     - А ты, Ваня, ротом прямо. Ротом-то оно способнее.
     Послушался Чонкин, попробовал и правда, приятнее и вкуснее. И на  что
люди вилки разные да ложки придумали. Мыть их надо. Морока одна.
     А сосед все смотрел на него добродушно, улыбался. Да и спросил:
     - А ты, Ваня, я на петлицы гляжу, летчиком, что ли, служишь?
     Иван только хотел ответить как-то уклончиво,  а  тут  соседка  справа
вмешалась.
     - Нет, - писклявым сказала она голоском, - он на лошади ездит.
     Удивился Чонкин: такая молодая, а все знает. Откуда бы?
     - Неужто на лошади? - обрадовался сосед. - Это хорошо. Лошадь  -  это
самое милое дело. Она тебе не гудит, не урчит, и бензином от ей не пахнет.
И сколько же у вас лошадей, интересно, в части?
     - Четыре, пропищала девица.
     - А вот и не четыре, сказал Чонкин, - а три. Кобыла была пегая,  ногу
сломила. Ее на бойню отправили.
     - Пегую отправили, а  гнедая  родила  жеребеночка,  досказывала  свое
девица.
     - Ты с ей не спорь. Она знает, сказал сосед. - Ты мне лучше  вот  что
выскажи эроплан быстрее бегает, чем лошадь, или же лошадь быстрее?
     - Глупый вопрос, сказал Чонкин. - Да он когда низко  летит,  так  вот
так прямо вжжик! - и нету его, а когда высоко заберется, то медленно.
     - Ты скажи! Сосед качнул головой изумленно и начал  задавать  Чонкину
другие вопросы сколько ему лет, да давно ли в армии, как там  кормят,  как
одевают и на  сколько  дают  портянки.  И  Чонкин  отвечал  ему  охотно  и
обстоятельно, пока не  спохватился,  что  выбалтывает  первому  встречному
совершенно секретную Военную Тайну. И как это его угораздило! Ведь сколько
раз говорили, сколько предупреждали:  не  болтай!  Болтун  -  находка  для
врага!
     А враг в вышитой рубашке уже совсем  обнаглел  и,  не,  таясь,  бегал
карандашиком по разложенному на колене блокноту.
     - Ты, слышь, ты чего это? - метнулся Чонкин к соседу и потянул руки к
блокноту. Отдай сюда!
     - Да ты что, что кричишь-то? - засуетился сосед, свертыавя блокнот  в
трубочку. - Чего кричишь? Люди вокруг чего подумают.
     - А ты зачем пишешь? -  не  унимался  Чонкин.  -  Тоже  мне  писатель
нашелся. Отдай, говорят.
     Он кинулся на своего противника и уже чуть было не  ухватил  блокнот,
но сосед неожиданно быстрым движением  сунул  его  в  рот  и  в  один  миг
проглотил вместе с карандашом.
     - Нету, сказал он, злорадно улыбаясь и разводя пустыми руками.
     - Я тебе дам "нету", - зарычал Чонкин, кидаясь на него с кулаками.  -
Я у тебя из глотки выдеру.
     И хотел, действительно, выдрать, но сосед увернулся и вдруг заорал не
своим голосом:
     - Го-орько!
     Чонкин вспомнил, что находится на свадьбе, и, хватая соседа за горло,
тоже для приличия прокричал: "Горько!"  И  все  остальные  следом  за  ним
подхватили и со всех концов стола закричали:
     - Горько! Горько!
     А сосед между тем начинал уже малость похрипывать,  и  из  горла  его
показался уже кончик блокнота. Чонкин хотел прихватить его  еще  и  другой
рукой и покосился на жениха и невесту,  не  смотрят  ли.  Но  то,  что  он
увидел, лишило его сразу всех сил и  желания  бороться  за  этот  дурацкий
блокнот.
     Жених и  невеста  чинно  поднялись,  как  и  положено,  когда  кричат
"горько", посмотрели на гостей, как бы спрашивая глазами, всерьез они  или
просто от нечего делать, потом,  преодолев  смущение,  жених  сделал  руку
крючком, притянул к себе резким движением Нюрину голову  и  впился  своими
губами в ее побледневшие губы. И Чонкин похолодел,  сразу  вспомнив,  где,
когда и при каких обстоятельствах он с ним встречался. И еще бы  ему  было
не вспомнить, если жених был не кто иной,  как  кабан  Борька,  хотя  и  в
вельветовой куртке, и со значком, и с виду похожий на человека, а  все  же
кабан.
     Чонкин хотел закричать людям, чтобы они обратили внимание на то,  что
здесь происходит, на то, что кабан целует человеческую девушку, но кричать
было  напрасный  труд,  потому  что  вокруг  стоял  такой  шум,   отовсюду
слышалось: "Горько! Горько!" и даже не "горько", а другое какое-то  слово,
тоже знакомое Чонкину. Он повел глазами вокруг и только сейчас осознал  со
всей ясностью, что здесь происходит, осознал, что за столом  сплошь  сидят
никакие не люди,  а  обыкновенные  свиньи,  стучат  копытами  по  столу  и
хрюкают, как и положено свиньям.
     Чонкин закрыл лицо ладонями и опустился на табуретку. Господи, и  что
ж это такое происходит, и куда он попал. В жизни не поминал бога ни  разу,
а вот пришлось.
     Очнулся он от тишины. Отвел от лица ладони.  Свиньи  со  всех  сторон
молча смотрели ему в лицо. Они словно ждали от  него  какого-то  действия.
Ему стало нехорошо. Его съежило под этими взглядами. Потом взорвало.
     - Ну, чего смотрите? Чего смотрите? - закричал он  отчаянно,  скользя
глазами по этим рылам.
     Но слова его не нашли никакого ответа и словно провалились в глубокий
колодец.
     Чонкин перекинул взгляд на соседа. Толстый пятнистый боров в  вышитой
украинской рубашке, не мигая, смотрел  на  него  заплывшими  жиром  тупыми
глазками.
     - Ты, старый кабан, - закричал  Чонкин,  хватая  соседа  за  плечи  и
встряхивая, - ты чего на меня уставился? Что?
     Сосед ничего не ответил. Он только усмехнулся  и  сильными  передними
лапами молча оторвал руки Чонкина от своих плеч. Чонкин понял,  что  силой
тут никого не возьмешь, и опустил голову.
     И тут раздался громкий, среди тишины, голос кабана Плечевого:
     - Чонкин, а ты почему же не хрюкал?
     Чонкин вскинул голову на Плечевого, о чем это он?
     - Ты не хрюкал, Чонкин, - стоял на своем Плечевой.
     - Да, он не хрюкал, - солидно, словно желая только установить истину,
подтвердил сосед Чонкина.
     - Не хрюкал! Не хрюкал! - на весь зал пропищала  молоденькая  свинка,
соседка с бантиком возле ушей.
     Чонкин, ища спасения, глянул в сторону Нюры, которая одна среди  всех
сохранила в себе что-то человеческое. Нюра смущенно опустила глаза и  тихо
сказала:
     - Да, Ваня, по-моему, ты не хрюкал.
     - Интересно, - весело поблескивая глазами, сказал жених Борька. - Все
хрюкают, а он нет. Может тебе не нравится хрюкать?
     У Чонкина пересохло во рту.
     - Да я это...
     - Что "это"?
     - Не знаю, - промямлил, потупившись, Чонкин.
     - Он не знает, - весело пискнула молоденькая свинка.
     - Да, он не знает, - с горечью подтвердил боров в украинской рубашке.
     - Не понимаю, - развел лапами Борька. - Хрюкать - это же так приятно.
Это такое для каждого удовольствие. Хрюкни, пожалуйста.
     - Хрюкни, хрюкни, - зашептала молоденькая свинка, подталкивая Чонкина
локтем.
     - Ваня, - сказала ласково Нюра. - Хрюкни, ну что тебе стоит? Я раньше
тоже не умела, а теперь научилась, и ничего. Скажи "хрю-хрю", и все.
     - На что вам всем это нужно? - застонал Чонкин. - Ну на что? Я же вам
ничего не говорю, хрюкайте, если нравится,  только  я-то  при  чем?  Я  же
все-таки не свинья, а человек.
     - Он человек, - пропищала молоденькая свинка.
     - Говорит человек, - удивленно подтвердил боров в рубашке.
     - Человек? - преспросил Борька.
     Это утверждение Чонкина показалось настолько смешным, что все свиньи,
дружно ударив копытами в  стол,  захрюкали  от  удовольствия,  а  сосед  в
вышитой рубашке ткнулся мокрым рылом в ухо Ивана. Тот схватился за ухо, но
его уже не было: сосед, отвернувшись, спокойно его пережевывал, словно это
было не ухо, а, скажем, какой-нибудь капустный лист.
     Молоденькая  свинка,  высунувшись  из-за  Чонкина,   с   любопытством
спросила:
     - Вкусно?
     - Дрянь, - поморщился тот, проглатывая пережеванное.
     - Почему ж это дрянь? - обиделся Чонкин. - У тебя разве лучше?
     - У меня свиное, - с превосходством  ответил  сосед.  -  Для  холодца
незаменимая вещь. Ты, чем болтать, хрюкай давай.
     - Хрюкай, хрюкай, - зашептала соседка.
     - Хрюкай, тебе говорят, - сказал Плечевой.
     Чонкин рассердился.
     - Хрю-хрю-хрю, - сказал он, передразнивая свиней. - Довольны?
     - Нет, - поморщился Плечевой, - не довольны.  Ты  хрюкаешь  так,  как
будто тебя заставляют. А ты должен хрюкать весело и  от  всей  души,  чтоб
тебе самому это нравилось. Ну, давай хрюкай еще.
     - Давай, - подтолкнула локтем свинка.
     - Хрю-хрю! - закричал Чонкин, изображая на  лице  своем  чрезвычайный
восторг.
     - Погоди, - оборвал Плечевой. -  Ты  только  делаешь  вид,  что  тебе
нравится, а на самом деле ты не доволен. Но мы не хотим,  чтобы  ты  делал
это против воли, мы хотим, чтоб тебе это нравилось  по-настоящему.  Ну-ка,
давай-ка вместе. Хрю-хрю!
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама