Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 39
     - Погодь, - остановил он Шикалова. - Что-то  ты  не  то  говоришь.  В
шашнадцатом годе Ленина и Сталина еще и не было  вовсе.  То  есть  они-то,
конечно, были, но государством рабочих и крестьян покуда не управляли.
     - Да? - спросил Шикалов.
     - Да, - ответил Талдыкин.
     - Выходит дело, Ленина не было, Сталина не было. А кто ж тогда был?
     - Известно кто, - сказал Талдыкин уверенно. - В шашнадцатом годе  был
царь Николай Александрович, император и самодержец.
     - Глупой ты, Талдыка, - посочувствовал  Шикалов.  -  Не  зря  у  тебя
фамилия такая. Бригадир,  а  калганом  своим  сообразить  не  можешь,  что
Николай, он был опосля. А до его еще был Керенский.
     - Даже противно слушать, - выходил  из  себя  Талдыкин.  -  Керенский
разве ж царь был?
     - А кто же?
     - Пример-министр.
     - Путаешь,  -  вздохнул  Шикалов.  -  Все  на  свете  перепутал.  Как
Керенского звали?
     - Александр Федорович.
     - Во. А царь был Николай Александрович. Стало быть евонный сын.
     У Талдыкина голова пошла кругом. Хотел возразить, да не знал что.
     - Ну, хорошо, - сказал он. - А когда ж, по-твоему, была революция?
     - Кака революция?
     - Октябрьская. - Талдыкин  напирал  на  то,  что  было  ему  известно
доподлинно. - Она и была в семнадцатом годе.
     - Это я  не  знаю,  -  решительно  мотнул  головой  Шикалов.  -  Я  в
семнадцатом тож в Петербурде служил.
     - Так она ж в Петербурде и была, - обрадовался Талдыкин.
     - Нет, - убежденно сказал Шикалов. - Может,  где  в  другом  месте  и
была, а в Петербурде не было.
     Последнее сообщение окончательно сбило с толку Талдыку. До сих пор он
считал себя знакомым  с  историей  вопроса,  знал,  что,  где  и  в  какой
последовательности  происходило,  но   Шикалов   осветил   все   настолько
по-новому, что Талдыкин подумал, подумал  и,  сводя  все  на  нет,  сказал
неуверенно:
     - А сейчас, я слыхал, эти самые демонстрации вовсе  и  не  разгоняют.
Племяш мой прошлый год в Москву попал на Первое Мая, и вот, говорит,  идет
через площадь народу целая масса, кричат "ура", а Сталин стоит на Мавзолее
и ручкой помахивает.
     Из окна высунулся Килин и велел Шикалову подняться в контору. Шикалов
поднялся. В председательском кабинете кипела  работа.  От  табачного  дыма
было темно, как  в  бане.  Примостившись  на  краешке  письменного  стола,
парторг карандашем писал кому за кем  выступать,  сразу  определяя,  какие
(бурные, продолжительные или простые) должны быть аплодисменты. Написанное
подвигал председателю, а тот хотя  и  одним  пальцем,  но  довольно  бойко
перестукивал все на машинке
     - Ну, что скажешь, Шикалов? - спросил Килин, не отрываясь  от  своего
сочинения.
     - Да вот. - Шикалов подошел к столу. - Все, стало быть, сделано,  как
велели.
     - Значит, всех разогнали?
     - Всех, - подтвердил бригадир.
     - Всех до одного?
     - До одного. Талдыка один остался. Прогнать?
     - Пока не надо. Возьми его в помощь, и чтоб через  полчаса  все,  как
один человек, снова были перед конторой. Кто не  придет  -  перепишешь.  -
Парторг, подняв голову, посмотрел в глаза бригадира. -  А  кто  откажется,
будет сваливать на хворость или еще чего - двадцать пять трудодней  штрафу
и ни грамма меньше. Ты меня понял, Шикалов?
     - Угу, - мрачно кивнул Шикалов. - Можно сполнять?
     - Валяй, - разрешил парторг, снова утыкаясь в письмо.
     Шикалов вышел. Талдыкин сидел на крылечке, курил.
     - Пошли, - на ходу коротко бросил Шикалов.
     Талдыкин встал и  пошел  рядом.  Пройдя  шагов  пятьдесят,  догадался
спросить:
     - Куды идем?
     - Народ обратно сгонять.
     Нельзя сказать, чтобы Талдыкин прямо рот раскрыл от удивления или еще
чего-нибудь, но все же полюбопытствовал:
     - А почто ж разгоняли?
     Тут Шикалов остановился и посмотрел на Талдыкина.
     Там, в  конторе,  он  нисколько  не  удивился,  ибо  вообще  не  умел
удивляться. Сказано -  разгонять,  разогнал.  Приказано  согнать  обратно,
пожалуйста. Вопрос товарища заставил его задуматься,  может  быть,  первый
раз в жизни. Действительно, а зачем же тогда разгоняли? Почесал Шикалов  в
затылке, подумал и догадался:
     - А я понял почто. Чтоб место освободить.
     - Для кого?
     - Как для кого? Для народа. Чтоб было куда сгонять.
     Тут уж Талдыкин не выдержал и возмутился.
     - Во! - покрутил он у виска пальцем. -  Я,  может,  и  глупой,  но  у
тебя-то калган и вовсе не варит.
     - А у тебе варит?
     - А у мене варит.
     - Ладно, пущай, - согласился Шикалов. - Пущай у тебе варит. Тогда  ты
мне разобъясни, для чего народ разгоняли?
     - Для удовольствия, - сказал Талдыкин уверенно.
     - Ну и ляпнул! - покрутил  головой  Шикалов.  -  Для  кого  же  здесь
удовольствие?
     - Для начальства, - сказал Талдыкин. - Для  него  народ  вроде  бабы.
Ежели ты ее попросил, а она тут же тебе согласилась, то интересу  никакого
в ней нет. А вот ежели она сперва попротивилась, побрыкалась, а  уж  после
ты ее взял, то в этом и есть самое удовольствие.
     -  Это  ты  правильно  говоришь,  -  оживился  Шикалов.  -  Помню,  в
Петербурде у меня была одна дамочка...
     Что за дамочка была  у  Шикалова  и  какая  между  ними  приключилась
история, автор, за давностью лет, не помнит, но что  известно  доподлинно,
кворум возле крыльца конторы через некоторое  время  был  восстановлен.  И
действительно (Талдыкин был прав) народ в этот раз понемногу сопротивлялся
и приходилось на каждого воздействовать по отдельности (кому в  шею,  кому
под зад). Но ведь так и должно быть (и в  этом  прав  был  Талдыкин):  без
сопротивления у победителя нет удовольствия от победы.



                                    6

     Митинг - это такое мероприятие, когда собирается много народу и  одни
говорят то, что не думают, другие думают то, что не говорят.
     Вышли  на  крыльцо  председатель  с  парторгом,  и  началась  обычная
процедура.  Парторг  объявил   митинг   открытым   и   предоставил   слово
председателю.  Председатель  предложил  выбрать   почетный   президиум   и
предоставил слово парторгу. Так они несколько раз поменялись  местами,  и,
когда один  говорил,  другой  хлопал  в  ладоши,  призывая  к  тому  же  и
остальных. Остальные хлопали вежливо, но торопливо, надеясь, что дальше им
скажут что-нибудь по существу.
     -  Товарищи!  -  начал  парторг  свою  речь  и  услышал  рыдания.  Он
недовольно глянул вниз, кто, мол, там нарушает, и увидел лица людей.
     - Товарищи! - повторил он и почувствовал, что не может сказать дальше
ни слова.
     Только  сейчас  до  него  дошло  со  всей  очевидностью,  что  именно
произошло, какое горе свалилось на всех и на него в том числе. И  на  фоне
этого горя все его недавние страхи и хитрости показались ему ничтожными. И
ничтожным, пустым и глупым казался ему сейчас текст, написанный у него  на
бумажке. Что он может сказать этим людям,  которые  от  него  ждут  сейчас
таких слов, которых он даже не знает? Еще минуту назад он сам себе казался
не таким, как другие, представителем некоей высшей силы, которая  знает  и
понимает, куда, что и как должно двигаться. Сейчас он не знал ничего.
     -  Товарищи!  -  начал  он  еще  раз  и   беспомощно   посмотрел   на
председателя.
     Председатель кинулся в контору за водой. Графина в конторе  не  было,
но был бачок с краном и  кружкой  на  цепочке.  Председатель  наступил  на
цепочку ногой и оторвал кружку с половиной цепочки. Когда кружка оказалась
перед Килиным, он ухватился за нее двумя руками и, пытаясь прийти в  себя,
долго пил маленькими глотками.
     - Товарищи! - начал  он  в  четвертый  раз.  -  Вероломное  нападение
фашистской Германии...
     Произнеся первую фразу, он  почувствовал  облегчение.  Постепенно  он
овладевал  текстом,  и  текст  овладевал  им.   Привычные   словосочетания
притупляли ощущение горя, уводили сознание в сторону, и вскоре язык Килина
болтал уже что-то сам по себе, как отдельный и независимый член организма.
Отстоим, ответим ударом на удар, встретим героическим трудом...
     Плач  в  толпе  прекратился.  Произносимые  Килиным  слова   колебали
барабанные перепонки, но в души не проникали. Мысли людей  возвращались  к
обычным заботам. Из толпы выделялся только один Гладышев, который стоял  у
самого крыльца и,  широко  разведя  руки  для  предстоящих  аплодисментов,
внимательно следил за развитием мысли оратора.
     - Правильно! - убежденно восклицал он в нужных местах и кивал головой
в широкополой соломенной шляпе.
     Чонкин стоял позади всех и, положив  подбородок  на  ствол  винтовки,
пытался вникнуть в  суть  речи  Килина,  который,  пересказав  выступление
Молотова, перешел от общего  к  частному  -  к  конкретным  делам  родного
колхоза. За последнее время  колхоз  достиг  новых  небывалых  успехов.  В
сжатые сроки с применением передовых методов  агротехники  был  произведен
сев зерновых и бобовых культур. Парторг сообщил, сколько чего посеяно и на
какой  площади,  сколько  посажено  картофеля  и  других  овощей,  сколько
вывезено на поля навоза и химических удобрений. Заглядывая в свою бумажку,
он сыпал цифрами, как арифмометр.
     Чонкин ел парторга глазами, но  какая-то  неясная  мысль  мешала  ему
сосредоточиться и сопоставить все эти цифры. Он беспомощно поднял  голову,
оглянулся и вдруг увидел: вдалеке, по нижней дороге  вдоль  речки,  гнедая
лошадь устало  тащила  телегу,  в  которой  поверх  товара  сидела  Раиса,
продавщица из магазина сельпо. И,  увидев  эту  отдаленную  картину,  Иван
вдруг понял, что то, чего он никак  не  мог  вспомнить,  каким-то  образом
связано не то с Раисой, не то  с  телегой,  не  то  с  лошадью.  Осененный
пробуждающимся воспоминанием, стал он сквозь толпу  продираться  к  своему
соседу и другу, который с  широко  разведенными  для  аплодисметов  руками
стоял впереди всех, на самом виду.
     - Слышь, что ли, сосед, - добравшись до Гладышева, Чонкин толкнул его
под локоть, - я вот тебя спытать хочу, а как же лошадь?
     - Какая лошадь? - недоуменно повернулся Гладышев.
     - Ну, лошадь, лошадь, - сердился Чонкин на непонятливость  Гладышева.
- Скотина на четырех ногах. Она ж  работает  А  почему  ж  в  человека  не
превращается?
     - Тьфу ты, мать твою за ногу! - Гладышев даже плюнул в досаде  и  как
раз не вовремя, потому что раздались  общие  аплодисменты.  Спохватившись,
селекционер быстро заплескал ладонями, преданно глядя  на  оратора,  чтобы
плевок его не отнесли к тому, что говорилось с трибуны.
     Тем временем оратор закончил положительную часть своего выступления и
перешел к критической части.
     - Но, товарищи, - сказал он, - наряду  с  большими  успехами  в  деле
повышения урожайности есть у нас и отдельные недостатки, которые, если  их
собрать  вместе,  выглядят  довольно,  я  бы  сказал,  зловеще.  Например,
Горшкова Евдокия постоянно задерживает уплату подоходного налога и  налога
по самообложению. Решетов Федор допустил потраву личной скотиной колхозных
угодий, за что был  оштрафован  правлением  на  сорок  трудодней.  Стыдно,
товарищи, стыдно. Уж куда далеко ходить, когда даже наш  бригадир  товарищ
Талдыкин проявил нетоварищеское отношение к женщине, а  именно  на  Иванов
день, находясь в нетрезвом состоянии, ударил жену оглоблей. Талдыкин, было
такое дело или не было? Молчишь? Стыдно. И нам всем за  тебя  стыдно.  Ну,
провинилась перед тобой жена, пошлепай ее по заднице (оживление, смех), ну
ремешок употреби, никто ничего  не  скажет.  А  оглобля  -  вещь  довольно
тяжелая.
     Теперь, товарищи, перехожу к следующему вопросу. Этот вопрос для  нас
больной, очень больной. Я имею ввиду невыработку  минимума  трудодней.  По
этому вопросу у нас сложилась такая картина, что хоть хватайся за голову и
кричи не своим голосом. У нас,  к  сожалению,  есть  еще  отдельные  люди,
которые разделяют:  это  мое,  а  это  колхозное,  и  не  хотят  работать,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама