Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 39
выставляя на показ свои старости и  болезни.  И  тут  первое  место  сзаду
занимает  Жикин  Илья.  Он  установил  по  этому  делу,   можно   сказать,
своеобразный рекорд, выработав с начала года и до сего дня  ноль  целых  и
семьдесят пять сотых одного трудодня. (Оживление. Смех. Возглас Гладышева:
"Позор!"). Я, конечно, понимаю, что Жикин является  инвалидом  гражданской
войны,  не  имея  двух  ног.  Но  теперь  он  этими  ногами   спекулирует.
Руководство колхоза и партийная организация состоят не  из  зверей,  и  мы
можем войти в положение. Никто, товарищи, Жикина  не  заставляет  работать
кульером либо на сенокосе. Но на прополке вполне можно работать. Сел  себе
в борозду и потихоньку ползай от кусточка к  кусточку,  выдирая  травку  и
выполняя минимум трудодней. И нечего совать нам в лицо свои ноги,  которых
нет. (Возглас Гладышева: "Правильно!")
     Оратор помолчал, оценивая впечатление,  произведенное  на  участников
митинга, и не спеша продолжал:
     - Вот, товарищи, прочитал я недавно книгу  Николая  Островского  "Как
закалялась сталь". Это  очень  хорошая  книга,  и  я  советую  каждому  ее
прочитать, кто грамотный. Там рассказывается о человеке,  который,  пройдя
сквозь огни и воды революции и гражданской войны, остался не  то  что  без
ног и без рук, но  еще  ослеп  на  оба  глаза  и,  прикованный  к  постели
болезненными цепями, нашел в себе силу и мужество служить своему народу  и
написал книгу. От вас никто этого не требует. Вы  книгу  не  напишете.  Но
почитать советую. И в частности вам, товарищ Жикин, лично.  Здесь  он  или
нет? (Голос Шикалова. "Нет") Вот видите, не  уважил,  не  пришел  даже  по
такому случаю. Вы скажете, что он без ног. Я и сам это знаю. Но когда  ему
нужно, он ездиет на своих колесиках не хуже, чем другие на велосипеде. Вот
Иван Тимофеевич не даст соврать, мы однажды за  Жикиным  бежмя  бежали,  а
догнать не сумели. Так можно  было  сюда  приехать  на  колесиках?  Можно.
Человек он, конечно, заслуженный, и никто этих заслуг у него не  отнимает.
Но прошлые заслуги никому не дают права потчевать на лаврах,  хотя  и  без
ног. (Возглас Гладышева: "Правильно!").
     Закончив критику недостатков, парторг снова уткнулся в бумагу, потому
что дальше следовала торжественная  заключительная  часть,  в  которой  не
стоило делать ошибок.
     Чем дольше парторг говорил, тем большее  беспокойство  отражалось  на
лице председателя. Толпа,  стоявшая  перед  ним,  заметно  редела.  Сперва
скрылась за углом конторы баба Дуня. За ней через некоторое время  ушла  и
пропала Нинка Курзова. Это не укрылось от глаз Тайки  Горшковой,  которая,
толкнув локтем своеготмужа Мишку, показала ему глазами на Нинку. Аплодируя
очередной фразе  оратора,  Тайка  с  Мишкой  стали  передвигаться  к  углу
конторы. Когда в том же направлении двинулся  Степан  Луков,  председатель
молча показал ему кулак. Луков остановился. Но стоило Ивану Тимофеевичу на
миг отвернуться, как среди участников митинга не осталось  ни  Лукова,  ни
Фролова, и его, Голубева, жена тоже как испарилась.  Председатель  поманил
пальцем беспокойно озиравшегося Шикалова,  тот  на  цыпочках  поднялся  на
крыльцо, выслушал отданное шепотом приказание, покивал  головой,  исчез  и
больше не появлялся.
     Всего этого не замечал  парторг  Килин,  читая  заключительную  часть
своей речи. Но когда, дойдя до конца, он поднял голову навстречу ожидаемым
аплодисментам, то увидел только спины своих слушателей, дружно удалявшихся
в неизвестном направлении. На пыльной площади перед конторой стоял  только
Чонкин. Опершись подбородком на ствол винтовтовки, он предавался печальным
мыслям о происхождении человека.



                                    7

     Продавщица Раиса сидела у себя в магазине, размышляя над  непонятным.
Вчера она получила в райпотребсоюзе партию товара  и,  решив  использовать
лошадь, поехала сразу не домой, а совсем  в  другую  сторону,  к  золовке,
жившей за двенадцать километров от Долгова. У золовки она выпила  красного
вина, послушала патефон, сама попела, легла поздно и поздно встала. Потом,
пока завтракала (опять с красным вином), пока запрягла, часу в двенадцатом
только выехала. В пути пробыла долго,  никого  не  встретив.  И,  наконец,
прибыла в деревню,  ничего  не  ведая  относительно  происходящих  в  мире
событий. Правда, при въезде в  деревню  она  видела  большую  толпу  возле
конторы, но не придала увиденному значения, подумав: "Может, просто так".
     Подъехав к магазину, Раиса разгрузила товар и стала раскладывать  его
по полкам. Вот тут-то и появилась перед ней баба Дуня. И попросила продать
ей пятьдесят кусков мыла.
     - Сколько? - оторопела Раиса.
     - Пятьдесят.
     - Да куды ж тебе столько? - недоумевала Раиса.
     - Да ведь, Раюшка, когда такие дела творятся, -  заискивающе  сказала
бабка, - надо же и запастись.
     - Да какие ж такие дела?
     - Да ведь... - Баба Дуня хотела сослаться на вероломное нападение, но
вовремя сообразив, что Раиса не имеет об  этом  понятия,  стала  бормотать
что-то  насчет  прибывающих  к  ней  гостей.  Раисе  такое  объяснение  не
показалось удовлетворительным.
     - На что ж гостям столько мыла? - не могла она дойти  своим  умом  до
сути. - Ну два куска, ну три, ну десять. Но полсотни на что ж?
     - Мало ли, - уклончиво покачала головой баба Дуня, но отступать вовсе
не собиралась.
     - Коли уж тебе так надо, бери, - сдалась Раиса. Она вытащила из  угла
распечатанный ящик с мылом, в нем оказалось всего тридцать восемь  кусков,
из них два Раиса взяла себе.
     - А мешочка не дашь? - спросила баба Дуня,  провожая  отложенные  два
куска сожалеющим взглядом.
     - А возвернешь? - спросила Раиса.
     - Как же не возвернуть! - Баба Дуня даже  обиделась.  -  Мне  Раюшка,
чужого не надо, чай не воровка.
     Раиса помогла уложить  купленное  в  грязный  мешок  и  выбросила  на
прилавок.
     - Еще чего?
     - Сольцы бы, - помявшись, вздохнула бабка.
     - Сколько?
     - Да пудика полтора.
     - Ты что, бабка, одурела, что ль? Что ты с  ей  будешь  делать-то,  с
солью?
     - Капустки засолить надо, огурцов, помидоров.
     - Какие ж сейчас огурцы да помидоры? Может, ботву засолишь?
     - Можно и ботву, - согласилась баба Дуня. - А потом  оно  ж,  знаешь,
как бывает. Нынче соль есть, а завтра нету, либо соль есть  -  денег  нет.
Так что ты уж не серчай, а отпусти мне сольцы-то.
     - Ну ладно, - сдалась Раиса. - Пуд дам, больше и не проси.
     - Ну давай хоть пуд, - уступила и старуха, предвидя, что время ее  на
исходе.
     Сыпать соль было некуда. Пришлось выложить мыло, насыпать соли, потом
переложить газетами и сверху набросать мыло.
     - Все, что ли? - с надеждой спросила Раиса.
     Старуха помялась и нерешительно спросила:
     - Спичек бы мне еще.
     - Сколько? - тоскливо спросила Раиса. - Тыщу коробков?
     - Да ты что, тыщу, - благородно  вознегодовала  старуха.  -  Коробков
сто, боле не надо.
     - Десять дам, - сказала Раиса.
     Сошлись на двадцати. Бабка спорить не стала, покидала спички в мешок.
Раиса, прикинув на счетах, назвала сумму. Баба  Дуня  запустила  руку  под
трикотажные рейтузы,  долго  шарила,  затем  вытащила  узелок  из  грязной
цветастой тряпицы, набитой сложенными один к одному рублями. Старуха  была
не  шибко  грамотна,  но  деньги  считать  умела.  Несмотря  на  это,  она
выкладывала свои рубли по одному, каждый раз  останавливаясь  и  глядя  на
Раису в мистической надежде, что та скажет "хватит". Раиса была  терпелива
и дождалась, покуда бабка выложит все, что  нужно.  На  оставшиеся  деньги
старуха купила два килограмма сухих дрожжей, шесть пачек грузинского  чая,
две пачки зубного порошка  "Утро"  и  для  племянницы  маленькую  куклу  в
картонной коробке, на которой было написано: "Кукла Таня N 5 в шляпе".
     После этого старуха не стала терять время даром и взвалила  мешок  на
плечо.
     - Гляди, бабка, как бы пупок не развязался! -  крикнула  ей  вдогонку
Раиса.
     - Не боись, - ответила бабка и скрылась за дверью.
     Не успела Раиса обдумать странное  поведение  бабы  Дуни,  как  дверь
распахнулась и в магазин вбежала Нинка  Курзова.  Косынка  сбилась  набок,
волосы  распатланы,  лицо  красное.  Не   поздоровавшись,   стала   шарить
воспаленными глазами по полкам.
     - Тебе чего, Нинок? - доброжелательно спросила Раиса.
     - Чего? - Нинка стала лихорадочно соображать, что именно ей нужно, но
то, что помнилось по дороге, теперь вдруг вылетело из головы.
     - Ну, а все ж таки?
     - Мыло есть? - вспомнила Нинка, чего хотела.
     - А много тебе? - осторожно спросила Раиса,  покосившись  на  те  два
куска, которые оставила для себя.
     - Сто кусков, - ляпнула Нинка.
     - Да вы посбесились, что ли? - не выдержала Раиса.
     - Ну, девяносто, - сбавила Нинка.
     - А сто девяносто не хошь?
     - Давай сколько есть, только побыстрее, - согласилась Нинка.
     - Да где ж я тебе возьму, когда баба Дуня только что все забрала.
     - А, баба Дуня!
     Нинка кинулась к дверям, но Раиса поспела раньше и  загородила  собой
выход.
     - Пусти! - ткнулась в нее Нинка.
     - Погоди, Нинок, скажи мне, что это вы все  за  мылом  бегаете?  Чего
случилось-то?
     На какой-то миг Нинка оторопела и удивленно уставилась на Раису.
     - А ты не знаешь, что случилось?
     - Не.
     - Ну и дура! - сказала Нинка и, оттолкнув Раису, выскочила наружу.



                                    8

     Баба Дуня тащила свою добычу. Ноша была нелегкая. Одной соли пуд,  да
мыла тридцать шесть кусков по четыреста граммов каждый. Плюс  к  тому  два
килограмма дрожжей, зубной порошок, кукла Таня N 5 (да еще в шляпе)  и  на
мешок  килограмм  надо  накинуть.  Что  ни  говори,   тяжесть   получилась
порядочная. Чем дальше, тем чаще старуха отдыхала, прикладываясь мешком  к
близлежащим заборам. Однако ж, говорят, своя ноша  не  тянет.  И  сознание
удачного приобретения прибавляло сил. И вот, когда отдохнув последний раз,
баба Дуня была уже рядом со своей избой, когда оставалось ей шагов,  может
быть, десять, от силы пятнадцать, кто-то сзади резко дернул мешок.
     Баба Дуня обернулась и увидела рядом Нинку Курзову.
     - Бабка, скидывай мешок, будем делиться, - быстро сказала Нинка.
     - Ась? - в момент личных катаклизмов баба Дуня сразу  глохла  на  оба
уха.
     - Давай делиться, - повторила Нинка.
     - А кто ж у меня будет, Нинушка, телиться? - посетовала старуха. -  Я
корову свою еще запрошлый год продала. Мне ее не прокормить. А коза  зимой
окотилась,  а  весной  околела.  -  Бабка  сокрушенно  качнула  головой  и
улыбнулась.
     - Ты мне, бабка, своей козой голову не дури, а давай мыло, -  сказала
Нинка.
     - Нет, - отказалась бабка, - полы не мыла. Не успела.
     - Бабка, - устало сощурилась Курзова. - Давай  делиться  по-хорошему.
Не то все отберу. Поняла?
     - Не подняла, - вздохнула старуха. - Нешто с моими силами...
     - Бабка! - Начиная выходить из себя, Нинка отпустила мешок,  ухватила
старуху за грудки и закричала ей в самое ухо: -  Ты,  бабка,  болтай,  что
хошь, а мыло давай. Что ж тебе все одной? У  меня  тоже  семья  и  дети...
скоро будут. Скидывай мешок, не тяни.
     - А, ты насчет мыла! - против желания догадалась старуха. - А ты поди
к Раисе, у ней есть.
     - Врешь! - крикнула Нинка.
     - Ты не кричи, - обиделась бабка, - я, чать, не  глухая.  Надо  тебе,
попроси - дам. А как же. Все ж таки суседи. Ежли мы друг  дружке  помогать
не будем, то кто ж?
     Бабка опустила мешок на землю и, испытывая  Нинкино  терпение,  долго
его развязывала непослушными пальцами. Потом запустила внутрь руку и стала
шарить, общупывая куски. Ей хотелось выбрать  кусок  поменьше,  но  каждый
следующий казался ей больше предыдущего. Наконец, она вздохнула,  вытащила
один кусок и  положила  перед  собой  на  траву.  И  посмотрела  печальным
взглядом. Конечно, это был  слишком  большой  кусок,  и  старуха  мысленно
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама