Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 39
называли "уважаемый  товарищ  Гладышев"  и  где  академик  собственноручно
поставил подпись. И на  всех,  кто  читал  письмо,  это  тоже  производило
известное впечатление. Но когда самородок, в  который-то  раз,  начинал  с
кем-нибудь обсуждать перспективы,  которые  откроются  перед  миром  после
внедрения пукса, люди скучнели, отходили в сторону,  и  Гладышев,  подобно
многим научным гениям, испытывал состояние полного  одиночества,  пока  не
подвернулся под руку Чонкин.
     Гладышев любил рассказывать о своем деле, а Чонкин от  скуки  был  не
прочь и послушать. Это их сблизило,  и  они  подружились.  Бывало,  Чонкин
выберется на улицу по делу или так просто, а Гладышев уже копается в своем
огороде окучивает, пропалывает, поливает.  И  всегда  в  одном  и  том  же
костюме: кавалерийские галифе,  заправленные  в  потертые  яловые  сапоги,
старая, драная майка и широкополая соломенная шляпа в виде  сомбреро,  где
он только нашел ее, непонятно.
     Чонкин помашет селекционеру рукой:
     - Слышь, сосед, здорово!
     - Желаю здравствовать, - вежливо ответит сосед.
     - Как жизнь? - поинтересуется Чонкин.
     - Тружусь, - последует скромный ответ.
     Так слово за слово и течет разговор, плавный, непринужденный.
     - Ну, когда ж у тебя картошка-то с помидором вырастет?
     - Погоди, еще рано. Всему,  как  говорится,  свой  срок.  Сперва  еще
отцвести должно.
     - Ну, а если и в этом году опять не получится, что будешь  делать?  -
любопытствует Чонкин.
     - В этом должно получиться, - с надеждой вздыхает Гладышев. -  Да  ты
сам посмотри. Стебель получается вроде картофельный, а на  листве  нарезь,
как на томате. Видишь?
     - Да кто его знает, - сомневается Чонкин,  -  сейчас  пока  вроде  не
разберешь.
     - Ну как же  не  разберешь?  -  обижается  Гладышев.  -  Ты  погляди,
кусты-то какие пышные.
     -  Насчет  пышности,  это  да,  -  соглашается  Чонкин.  И  лицо  его
оживляется. У него тоже возникла идея. Слышь, а так не  может  получиться,
чтобы помодоры были внизу, а картошка наверху?
     - Нет, так не может быть,  -  терпеливо  объясняет  Гладышев.  -  Это
противоречило быГзаконам природы, потому что картофель есть часть корневой
системы, а томаты наружный плод.
     - А вообще-то было бы интересно, - не сдается Чонкин.
     Для Гладышева вопросы Чонкина,  может,  и  кажутся  глупыми,  но  чем
глупее вопрос, тем умнее можно на него  ответить,  поэтому  оба  вели  эти
разговоры с большим удовольствием. С каждым днем дружба их крепла. Они уже
договаривались, чтобы встретиться по-семейному: Чонкин с Нюрой, а Гладышев
со своей женой Афродитой (так звал ее Гладышев, а за  ним  стали  звать  и
другие, хотя от рождения она числилась Ефросиньей).



                                    11

     В этот день Чонкин успел переделать кучу дел. Натаскал воду,  наколол
дров, накормил отрубями кабана Борьку и сварил обед для себя и  для  Нюры.
После этого он обычно, как был, в Нюрином переднике садился  к  окошку  и,
подперев голову рукой, поджидал Нюру. А другой раз,  чтобы  время  быстрее
текло, садился к окну с вышиванием. Посмотреть на солдата, который сидит в
женском переднике у окна  да  еще  занимается  вышиванием,  смех,  но  что
делать, если Чонкину нравилось вышивать?  Интересно  ему  было,  когда  из
разноцветных крестиков складывалось изображение петуха, или розы, или  еще
чего-нибудь.
     Сейчас он тоже  начал  вышивать,  но  работа  не  клеилась,  мысли  о
неопределенности его положения отвлекали.  Несколько  раз  он  выходил  на
крыльцо поговорить с Гладышевым, но того не было, а зайти  к  нему  домой,
беспокоить Чонкин стеснялся, тем более что до этого ни разу не заходил.
     Чтобы как-то убить время, занялся более тупой, чем вышивание, работой
- вымыл полы. Грязную воду вынес за калитку и выплеснул на дорогу.
     Девочка лет пяти в цветастом ситцевом платье играла  возле  забора  с
кабаном Борькой: сняла с головы шелковый бантик и повязала Борьке на  шею.
Борька вертел шеей, пытаясь разглядеть бантик, но это  ему  не  удавалось.
Увидев Чонкина, девочка поспешно сняла бантик с Борьки и зажала в руке.
     - Ты чья будешь, девочка? - спросил Иван.
     - Я-то Килина, а ты чей?
     - А я сам свой, - усмехнулся Иван.
     - А я папина и мамина, - похвасталась девочка.
     - А кого ты больше любишь - папу или маму?
     - Сталина, - сказала девочка и, смутившись, убежала.
     - Ишь ты, Сталина. - Глядя ей в след, Чонкин покачал головой.
     Впрочем, Сталина он по-своему тоже любил.
     Помахивая пустым ведром, направился он назад к дому, и в это время на
свое крыльцо вылез Гладышев, взлохмаченный, с красными полосками на щеке.
     - Слышь, сосед! - обрадовался Чонкин. - А  я  тебя  тут  дожидаю  уже
более часу, куда это, слышь, думаю, запропал?
     - Соснул я малость, - смущенно сказал Гладышев, потягиваясь и  зевая.
- После обеда книжку прилег почитать по части селекции  растений,  а  оно,
вишь, разморило. Жара-то какая стоит, прямо наказание. Не будет дождя, так
все чисто попалит.
     - Слышь, сосед, - сказал Чонкин,  -  хошь  табачку?  У  меня  самосад
крепкий, аж в горле дерет. Нюрка вчера на рынке в Долгове купила.
     Он отогнул передник, достал  из  кармана  масленку  из-под  ружейного
масла, набитую табаком, и газету, сложенную книжечкой.
     Табак для здоровья - вреднейшее дело, -  изрек  Гладышев,  подходя  к
жердевому забору, разделявшему два огорода. Ученые подсчитали,  что  капля
никотина убивает лошадь.
     Однако, от угощения отказываться не стал. Закурил, закашлялся.
     - Да уж табачок-крепачок, - одобрил он.
     - Табачок самсон, молодых на это дело, стариков на сон,  -  поддержал
Чонкин. - А у меня к тебе, слышь, сосед, дело есть небольшое.
     - Какое ж дело? - скосил на него глаза Гладышев.
     - Да дело-то зряшное, ерунда совсем.
     - Ну, а все-таки?
     - Да так, не стоит даже и говорить.
     - Ну, а не стоит - не говори, - рассудил Гладышев.
     - Это, конечно, правильно,  -  согласился  Чонкин.  -  Но,  с  другой
стороны, как же не говорить? Прислали меня сюда на неделю, и сухой паек на
неделю, а прошло уже полторы, а меня не берут. И опять  же  насчет  сухого
пайка никакого известия. Значит, я что же, выходит, должон  жить  за  счет
бабы?
     - Да, это нехорошо, - сказал Гладышев.  -  Ты  теперь  называешься  -
Альфонс.
     - Ну, это ты брось, - не согласился Чонкин. - Ты,  слышь,  жену  свою
как хошь называй, хоть горшком, а меня зови попрежнему Ваней.  Так  вот  я
тебе к чему говорю. Письмишко надо составить к моему командиру, что я есть
и как мне быть дальше.  Ты-то  человек  грамотный,  а  я  вообще-то  буквы
понимаю, а пишу плохо. В школе еще кой-как кумекал, а потом в колхозе и  в
армии все на лошади да на лошади знай тяни вожжу то вправо,  то  влево,  а
грамоты там никакой и не нужно.
     - А расписываться умеешь? - спросил Гладышев.
     - Нет, это-то я могу. И читать, и расписываться.  Я,  слышь,  знаешь,
как расписываюсь? Сперва пишу "И", потом "Ч", потом кружочек, и дальше все
буква к букве, и в конце такую черточку с вывертом, и на всю  страницу  от
края до края. Понял?
     - Понял, - сказал Гладышев. - А бумага, чернила у тебя есть?
     - А как же, - сказал Иван. -  Нюрка-то,  она  почтальоншей  работает.
Тоже работа, тебе скажу, не для каждого. Голову надо большую иметь.
     - Ну ладно, - наконец согласился Гладышев, - пошли к  тебе,  а  то  у
меня там баба с дитем, будут мешать. А это дело серьезное, тут надо писать
политически выдержанно.
     Через час политически выдержанный документ был составлен.
     Выглядел он так:

                                         Командиру батальона тов. Пахомову
                                         от рядового красноармейца
                                         тов. Чонкина Ивана

                                  РАПОРТ

     Разрешите  доложить,  что  за  время  Вашего   отсутствия   и   моего
присутствия на посту, а именно по охране боевой техники самолета,  никаких
происшествий не случилось, о  чем  сообщаю  в  письменном  виде.  А  также
разрешите доложить, что воспитанный в духе беззаветной  преданности  нашей
Партии, Народу и лично Великому Гению  тов.  Сталину_И.В.,  я  готов  и  в
дальнейшем беспрекословно служить по защите нашей Социалистической  Родине
и охране ее Границ, для чего прошу выдать мне сухой паеквна неопределенное
время, а также недополученный мною комплект обмундирования.
     В моей просьбе прошу не отказать.
     К сему остаюсь...

     Складно,  -  одобрил  Чонкин  сочинение  Гладышева  и  поставил  свою
подпись, как обещал, через всю страницу.
     Гладышев написал еще и адрес на приготовленном Чонкиным конверте  без
марки и ушел довольный.
     Чонкин положил конверт на стол, взял растянутую на пяльцах салфетку и
сел к окошку. За окном было уже не так жарко, солнце клонилось  к  закату.
Скоро должна была прийти Нюра, кабан Борька поджидал ее уже  на  бугре  за
деревней.



                                    12

     Привязав лошадь у Нюриной калитки, председатель Голубев  поднялся  на
крыльцо. Нельзя сказать, чтобы он при  этом  сохранял  полное  присутствие
духа, скорее наоборот, он входил в Нюрин дом, испытывая,  примерно,  такое
волнение, как входя к первому секретарю  райкома.  Но  он  еще  по  дороге
решил, что войдет, и сейчас не хотел отступать от этого своего решения.
     Постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, открыл ее.  Чонкин  при  его
появлении испуганно и растерянно шарил глазами по комнате,  ища,  куда  бы
сунуть пяльцы.
     -  Рукоделием  занимаетесь?  -  спросил  председатель   вежливо,   но
подозрительно.
     - Чем бы ни занимался, лишь бы  не  заниматься,  -  сказал  Чонкин  и
бросил пяльцы на лавку.
     - Это верно, - сказал председатель, топчась у дверей и не  зная,  как
продолжить разговор. Так, так, - сказал он.
     - Так не так, перетакивать не будем, - пошутил в ответ Чонкин.
     "Все  вокруг  да  около,  уводит  в  сторону",  -  отметил  про  себя
председатель и решил  пощупать  собеседника  с  другого  конца,  затронуть
вопросы внешней политики.
     - В газетах пишут, - осторожно сказал он, подходя ближе  к  столу,  -
немцы обратносЛондон бомбили.
     - В газетах чего не напишут, - уклонился Чонкин от прямого ответа.
     - Как же так, - схитрил Голубев.  -  В  наших  газетах  чего  зря  не
напишут.
     - А вы по какому делу? - спросил Чонкин, чувствуя какой-то подвох.
     - А ни по какому, - беспечно  сказал  председатель.  -  Просто  зашел
посмотреть, как живете. Донесение пишете? спросил  он,  заметив  на  столе
конверт с воинским адресом.
     - Да так пишу, что ни попадя.
     "До чего же умный человек! - мысленно восхитился председатель. - И  с
этой стороны к нему подойдешь, и с другой, а он все равно ответит так, что
ничего  не  поймешь.  Небось,  высшее  образование  имеет.  А   может,   и
по-французски понимает".
     - Кес кесе, - сказал  он  неожиданно  для  самого  себя  единственные
французские слова, которые были ему известны.
     -  Чего?  -  Чонкин  вскинул  на  него  испуганные  глаза  и  замигал
покрасневшими веками.
     - Кес кесе, - упрямо повторил председатель.
     - Ты чего это, чего? Чего говоришь-то? -  забеспокоился  Чонкин  и  в
волнении заходил по комнате. Ты, слышь это, брось такие слова говорить. Ты
говори, чего надо, а так нечего. Я тебе тут тоже не с бухты-барахты.
     - Я и вижу, не с бухты-барахты, -  решил  наступать  председатель.  -
Установили тут наблюдение. Дураки-то, думаете, не поймут. А  дураки  нынче
тоже умные стали. Мы все понимаем. Может, у нас чего и не так, да не хуже,
чем у других. Возьмите хоть "Ворошилова", хоть "Заветы Ильича" везде  одна
и таже картина. А то, что прошлый год сеяли по мерзлой земле, так это ж по
приказу. Сверху приказывают, а колхозник за все отдувается. Не говоря  уже
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама