Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
предавался своим мыслям. Мысли у него были  разные.  Внимательно  наблюдая
жизнь, постигая ее законы, он понял, что  летом  обычно  бывает  тепло,  а
зимой - холодно. "А вот если бы было наоборот, думал он, - летом  холодно,
а зимою тепло, то тогда бы лето называлось  зима,  а  зима  называлась  бы
лето". Потом ему  пришла  в  голову  другая  мысль,  еще  более  важная  и
интересная, но он тут же забыл, какая именно, и никак не мог вспомнить.  И
мысль об утерянной мысли была мучительна. В это время его толкнули в  бок.
Чонкин оглянулся и увидел Самушкина, про которого совсем  забыл.  Самушкин
поманил его пальцем, показывая, чтобы Чонкин наклонился, он, Самушкин, ему
что-то скажет. Чонкин заколебался.  Крикнуть  в  ухо,  пожалуй,  побоится,
старший политрук здесь, а плюнутьможет.
     - Чего тебе? - шепотом спросил Чонкин.
     - Да ты не бойся, - прошептал Самушкин и сам наклонился к чонкинскому
уху. - Ты знаешь, что у Сталина было две жены?
     - Да ну тебя, - отмахнулся Чонкин.
     - Верно тебе говорю. Две жены.
     - Хватит болтать, - сказал Чонкин.
     - Не веришь - спроси у старшего политрука.
     - Да зачем мне это нужно? - упрямился Чонкин.
     - Спроси, будь другом. Я спросил бы, но мне неудобно, я в прошлый раз
задавал много вопросов.
     По лицу Самушкина было видно,  что  ему  очень  важно,  чтобы  Чонкин
оказал ему эту пустяковую, в сущности, услугу.  Чонкин,  будучи  человеком
добрым, не умеющим никому и ни в чем отказывать, сдался.
     Балашов все еще читал свой  конспект.  Старший  политрук  его  слушал
рассеянно, зная,  что  Балашов  боец  аккуратный,  наверняка  переписал  в
конспект все слово в слово из учебника  и  никаких  неожиданностей  в  его
ответе быть не может. Но  времени  оставалось  мало,  надо  было  спросить
других, и Ярцев прервал Балашова.
     - Спасибо, товарищ Балашов, - сказал он. - У меня к вам  еще  вопрос:
почему наша армия считается народной?
     - Потому, что она служит народу, - ответил Балашов, не задумываясь.
     - Правильно. А кому служат армии капиталистических стран?
     - Кучке капиталистов.
     - Правильно. - Ярцев был очень доволен. - Я с удовольствием прослушал
ваш ответ. Вы правильно мыслите, делаете из пройденного  материала  верные
выводы. Я ставлю вам "отлично" и буду просить командира батальона объявить
вам благодарность с занесением в личное дело.
     - Служу трудовому народу, - тихо сказал Балашов.
     - Садитесь,  товарищ  Балашов.  -  И  своими  узкими  проницательными
глазами старший политрук осмотрел сидевших перед  ним  бойцов.  Кто  хочет
дальше развить мысль предыдущего оратора?
     Чонкин дернул рукой. Ярцев заметил.
     - Товарищ Чонкин, как прикажете истолковать ваш  выразительный  жест?
Может быть, вы опять боретесь с жуком?
     Чонкин встал.
     - Вопрос, товарищ старший политрук.
     - Пожалуйста. - Политрук расплылся в широкой улыбке, всем своим видом
показывая, что, конечно, Чонкин может задать только очень  простой  вопрос
и, может быть, даже глупый, но  он,  Ярцев,  обязан  снижаться  до  уровня
каждого бойца и разъяснять непонятное. И он ошибся.  Вопрос,  может  быть,
был глупый, но не такой простой.
     - А правда, - спросил Чонкин, - что у товарища Сталина было две жены?
     Ярцев вскочил на ноги с такой поспешностью, как будто  в  одно  место
ему воткнули шило.
     - Что? - закричал он, трясясь от ярости и испуга. - Вы что  говорите?
Вы меня в это дело не впутывайте. Он тут же спохватился, что сказал что-то
не то, и остановился.
     Чонкин растерянно хлопал глазами. Он никак не мог понять, чем вызвана
такая ярость старшего политрука. Он попытался объяснить свое поведение.
     - Я, товарищ старший политрук, ничего, - сказал он. - Я только  хотел
спросить... мне говорили, что у товарища Сталина...
     - Кто вам говорил? - закричал Ярцев не своим голосом. -  Кто,  я  вас
спрашиваю? С чужого голоса поете, Чонкин?
     Чонкин беспомощно оглянулся на Самушкина, тот  спокойно  перелистывал
"Краткий курс истории ВКП(б)", словно все происходившее не  имело  к  нему
никакого  абсолютно  отношения.  Чонкин  понял,  что  если  сослаться   на
Самушкина, тот откажется не моргнув глазом. И хотя Чонкин не мог  взять  в
толк, чем именно вызван такой невероятный  гнев  старшего  политрука,  ему
было ясно, что Самушкин опять его подвел, может быть, даже больше,  чем  в
тот раз, когда устроил "велосипед".
     А старший политрук, начав кричать,  никак  не  мог  остановиться,  он
крестил  Чонкина  почем  зря,  говоря,  что  вот,  мол,  к  чему  приводит
политическая незрелость и потеря  бдительности,  что  такие,  как  Чонкин,
очень ценная находка для наших врагов,  которые  только  и  ищут  малейшую
щель, куда, не гнушаясь никакими  средствами,  можно  пролезть  со  своими
происками, что такие, как Чонкин, позорят не только свое  подразделение  и
свою часть, но и всю Красную Армию в целом.
     Трудно сказать, чем бы  кончился  монолог  Ярцева,  если  бы  его  не
прервал дневальный Алимов. Видно, Алимов бежал от самого  городка,  потому
что долго не мог перевести дух, и, приложив руку к пилотке, тяжело  дышал,
молча глядя на Ярцева. Его появление сбило Ярцева с мысли,  и  он  спросил
раздраженно:
     - Что вам?
     - Товарищ старший политрук, разрешите обратиться.  -  Алимов  кое-как
отдышался.
     - Обращайтесь, - устало сказал Ярцев, опускаясь на пень.
     - Рядового Чонкина по приказанию командира вызывают в казарму.
     Этому обстоятельству были рады и Чонкин, и Ярцев.
     Отвязывая лошадь, Чонкин ругал себя, что черт  его  дернул  за  язык.
Может быть, первый раз за  всю  службу  задал  вопрос,  и  на  тебе  такая
неприятность. И он твердо решил, что  теперь  никогда  в  жизни  не  будет
задавать никаких вопросов, а то еще влипнешь в такую  историю,  что  и  не
выпутаешься.



                                    5

     Старшина Песков сидел у себя в каптерке и суровой ниткой резал  мыло,
готовясь к предстоящему его роте банному дню. В это время  его  позвали  к
телефону, и комбат Пахомов приказал немедленно разыскать  Чонкина,  выдать
ему оружие,  продпаек  на  неделю  и  подготовить  к  длительному  несению
караульной службы.
     Какой именно службы и почему длительной, старшина не понял, но сказал
"есть!", потому что привык выполнять приказания  беспрекословно,  согласно
уставу. Каптенармуса Трофимовича, который  помогал  ему  резать  мыло,  он
послал на продсклад, а дневального Алимова отправил  разыскивать  Чонкина.
После этого нарезал остальное мыло, вытер руки о полотенце  и  сел  писать
письмо своей невесте, которая жила в городе Котласе.
     После срочной службы старшина прослужил еще два  года,  теперь  хотел
опять продлить срок, но  невеста  этого  не  одобряла.  Она  считала,  что
женатому человеку лучше работать  где-нибудь  на  заводе,  чем  служить  в
армии. Старшина Песков с этим был не согласен, он писал:
     "А еще, Люба, вы пишете, что гражданская жизнь  лучше,  чем  военная.
Вы, Люба, имеете об этом неправильное  понятие,  потому  что  для  каждого
воина Красной Армии есть главное переносить все тяготы и лишения  воинской
службы. А также воспитание подчиненных. Вы знаете, что наша страна со всех
четырех сторон находится в капиталистическом окружении и  враги  только  и
метят на то, чтобы задушить Советскую страну, а наших жен и детей угнать в
рабство. Поэтому в Красную Армию ежегодно призываются  на  военную  службу
молодые воины, дети рабочих и трудового  крестьянства.  И  мы,  закаленные
воины, должны передавать им свой боевой опыт и воинское мастерство в  деле
воспитания молодого поколения. Но вопрос этот  очень  серьезный,  к  людям
надо  проявлять  ежедневную  строгость,  потому  что  ты  с  ними   будешь
по-хорошему, а они к тебе обернутся свиньей. Возьмем, к  примеру,  простую
семью. Если не будешь воспитывать ребенка в строгости, с ремешком,  то  он
вырастет жулик или хулиган, а дети, Люба, цель  нашей  жизни.  А  если  не
иметь  цели,  то  можно  повеситься  или  застрелиться  (вот  вам  пример:
Маяковский, Есенин)".
     Старшина поставил точку, обмакнул перо в чернила  и  стал  обдумывать
следующую фразу. Он хотел как-то связать воедино вопросы семьи и  брака  и
обороноспособности государства, но как именно сделать это, еще не знал,  и
тут его сбили с толку - кто-то постучался в дверь.
     - Войдите, - разрешил старшина.
     Вошел Чонкин. Он был так огорчен своей оплошностью на  политзанятиях,
что даже забыл, что  нужно  о  своем  прибытии  доложить  по-уставному,  и
спросил просто:
     - Звали, товарищ старшина?
     - Не звал, а приказал явиться,  -  поправил  старшина.  -  Войдите  и
доложите, как положено.
     Чонкин повернулся к дверям.
     - Отставить! - сказал старшина. - Как нужно поворачиваться кругом?
     Чонкин  постарался  сделать  все  как  надо,  но  опять  перепутал  и
повернулся через правое плечо. Только с третьего  раза  у  него  получился
поворот более или менее гладко, после чего старшина, наконец,  снизошел  к
нему, разрешил выйти и, вернувшись, доложить о прибытии. Потом сунул ему в
руки " Устав караульной и гарнизонной службы " и отправил в казарму  учить
обязанности часового.  А  сам  остался  дописывать  письмо,  наполняя  его
новыми, возникшими в результате общения с Чонкиным мыслями:
     "Вот, Люба, к примеру, у вас на  заводе  работает  инженер  с  высшим
образованием и имеет в своем подчинении 10-12 человек. Он может  приказать
им что-нибудь только по работе, а после работы или во время выходного  дня
они ему у уже не подчиняются и могут делать, что хотят, как говорится,  ты
сам по себе, а я сам по себе. У нас такого положения быть не может. У меня
в роте 97 красноармейцев и младшего комсостава. Я могу им  в  любое  время
отдать любое приказание, и они выполнят  его  беспрекословно,  точно  и  в
срок, согласно Уставау и воинской дисциплине, хотя я  имею  образование  5
кл.".
     На этом месте его опять оборвали. Дверь отворилась, в каптерку кто-то
вошел. Думая, что это Чонкин, старшина, не повернув головы, сказал:
     - Выйди, постучись и войди снова.
     Ему ответили:
     - Я тебе постучусь.
     Старшина волчком развернулся на табуретке, одновременно  вытягиваясь,
потому что увидел перед собой подполковника Пахомова.
     - Товариш подполковник, за время вашего  отсутствия  в  роте  никаких
происшествий... начал было он, приложив руку к  пилотке,  но  подполковник
его перебил:
     - Где Чонкин?
     - Отправлен для изучения Устава караульной и  гарнизонной  службы,  -
четко отрапортовал старшина.
     - Куда отправлен? - не понял Пахомов.
     - В казарму, товарищ подполковник, - отчеканил Песков.
     - Ты что - сумасшедший? - заорал на него подполковник. - Его  самолет
ждет, а ты тут будешь уставами с ним заниматься. Я тебе  по  телефону  что
говорил? Немедленно позвать Чонкина и подготовить к отправке.
     - Есть, товарищ подполковник! - Старшина кинулся к двери.
     - Погоди. Сухой паек получили?
     - Трофимович пошел и все нету. Может, с кладовщиком разговаривает?
     - Я вот ему поразговариваю. Тащить его сюда вместе с продуктами!
     - Сейчас я пошлю дневального, - сказал старшина.
     - Отставить дневального! - сказал Пахомов. - Не дневального, а сам, и
бегом! Погоди. Даю тебе пять минут. За каждую лишнюю минуту сутки  ареста.
Понял? Бегом!
     Со старшиной подполковник разговаривал совсем не так, как час назад с
командиром полка. Но и разговор старшины с Чонкиным был мало похож на  его
разговор с подполковником. Что касается Чонкина, то он мог  в  таком  духе
разговаривать разве что с лошадью, потому что она по своему положению была
еще ниже его. А уж ниже лошади никого не было.
     Выскочив на улицу, старшина поглядел на свои  карманные  часы,  засек
время и пошел было шагом, но потом, оглянувшись и увидев, что подполковник
Пахомов следит за ним в окно, побежал.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама