Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Войнович Влад. Весь текст 449.27 Kb

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
отстыковать крылья, погрузить  самолет  на  автомобиль  и  привезти  сюда.
Начальник  штаба  предложил  тащить  самолет  на   буксире,   чем   вызвал
презрительную ухмылку Завгороднего. Подполковник Пахомов молчал  и  что-то
отмечал в своем блокнотике, проявляя усердие в службе.
     Опаликов слушал говоривших насмешливо. Потом встал, прошел из угла  в
угол.
     - Заслушав и обсудив всю ту хреновину,  которую  каждый  из  вас  нес
здесь в меру своих способностей, я пришел к выводу, что самолет мы оставим
на месте до прибытия мотора. Если тащить его сто  двадцать  километров  на
автомобиле, то от него останутся только дрова. А пока там  надо  поставить
караул, хотя бы от пацанов, чтобы не растащили приборную доску.  Это  тебя
касается. Он махнул рукой в сторону Пахомова.
     Подполковник Пахомов положил блокнот на подоконник и встал.
     - Извините, ничего не получится, - робко сказал он.
     Хотя он был чином равен Опаликову, возрастом старше и непосредственно
ему не подчинялся, Пахомов чувствовал превосходство Опаликова  над  собой,
знал, что тот ближе к начальству, раньше его станет полковником, и поэтому
обращался к нему на "Вы".
     - Это почему еще не получится? - нетерпеливо спросил Опаликов.
     Он не любил никаких возражений.
     - Вся комендантская рота вторую неделю в карауле, и сменить некем.  -
Пахомов  взял  блокнот  и  заглянул  в  него.  Семь  человек  в  лазарете,
двенадцать на лесозаготовках, один в отпуске. Все.
     - Ну хоть одного можно найти? Хоть завалящего какогонибудь. Пусть  он
там поспит возле машины, лишь бы было с кого спросить.
     - Ни одного, товариш подполковник, - при этом  Пахомов  сделал  такое
жалкое лицо, что не поверить ему было никак невозможно.
     - Да, дело плохо, - задумался Опаликов и тут  же  вскрикнул:  -  Ура!
Нашел! Послушай-ка, пошли-ка ты этого..... как его...  боец  у  тебя  есть
такой зачуханный, на лошади ездит.
     - Чонкин, что ли? - не поверил Пахомов.
     - Конечно, Чонкин. До чего же я все-таки умный  человек,  -  удивился
Опаликов и хлопнул себя по лбу ладонью.
     - Так он же... - попробовал возразить Пахомов.
     - Что он?
     - На кухню дрова некому будет возить.
     - Незаменимых людей у нас нет, - сказал командир полка.
     Этот тезис был апробирован. Подполковник  Пахомов  не  посмел  ничего
возразить.



                                    3

     Дорогой читатель! Вы уже, конечно, обратили внимание на то, что  боец
последнего года службы Иван Чонкин был маленького  роста,  кривоногий,  да
еще и с  красными  ушами.  "И  что  это  за  нелепая  фигура!  скажете  вы
возмущенно. Где тут пример для подрастающего поколения? И где автор увидел
такого в кавычках героя?" И я, автор, прижатый к стенке и  пойманный,  что
называется, с поличным, должен признаться,  что  нигде  я  его  не  видел,
выдумал из своей головы и вовсе не для примера, а просто от нечего делать.
"Допустим, это так, скажете вы недоверчиво,  -  но  зачем  же  выдумывать?
Неужели автор не мог взять из жизни настоящего  воина-богатыря,  высокого,
стройного, дисциплинированного,  отличника  учебно-боевой  и  политической
подготовки?"
     Мог бы, конечно, да не успел. Всех  отличников  расхватали,  мне  вот
достался Чонкин. Я сперва огорчился, потом смирился. Ведь герой книги,  он
как ребенок какой получился, такой и  есть,  за  окошко  не  выбросишь.  У
других, может, дети и получше, и поумнее, а свой все  равно  всех  дороже,
потому что свой.
     В предыдущей биографии Чонкина не было слишком уж ярких  страниц,  на
которых стоило бы задерживать ваше внимание, но  хотя  бы  в  двух  словах
рассказать, откуда он родом, как жил и  чем  занимался  раньше,  вроде  бы
надо.
     Итак, в одной приволжской деревне жила в  свое  время  некая  Марьяна
Чонкина, обыкновенная деревенская женщина, вдова. Ее муж,  Василий  Чонкин
погиб в четырнадцатом году во время империалистической войны, которая, как
известно, потом перешла в гражданскую и продолжалась  очень  долго.  В  то
время, когда шли бои за Царицын, деревня, где жила Марьяна,  оказалась  на
скрещении военных  дорог,  через  нее  проходили  то  красные,  то  белые,
просторный и пустой дом Марьяны нравился и тем, и другим. Однажды  в  доме
Марьяны целую неделю квартировал некто прапорщик Голицын, имеющий какое-то
весьма неясное отношение к знаменитому роду русских князей. Потом он уехал
из этой деревни и, должно быть, о ней позабыл, но деревня его не забыла. И
когда через год, а может и больше (никто не  считал),  у  Марьяны  родился
сын, в деревне стали посмеиваться, говоря, что тут дело  не  обошлось  без
участия князя.
     Правда, еще подозревали в этом местного  пастуха  Серегу,  но  Серега
решительно отпирался.
     Сына Марьяна назвала Иваном, а отчество ему дала по погибшему мужу  -
Васильевич.
     Первые шесть лет, о которых у Ивана не осталось никаких воспоминаний,
он прожил в бедности. Мать его  была  слаба  здоровьем,  хозяйство  совсем
запустила, жила кое-как, перебиваясь с хлеба  на  воду,  пока  не  утонула
однажды  в  реке.  Пошла  в  начале  зимы  полоскать  на  Волге  белье   и
провалилась. Именно  к  этому  времени  и  относятся  первые  воспоминания
Чонкина о себе и окружающем мире.
     Иван не остался один, его приютили бездетные соседи и однофамильцы, а
может быть, даже родственники Чонкины. У них не было детей много лет,  они
даже подумывали, не взять ли кого из приюта, а тут подвернулся  такой  вот
случай. Чонкина одели, обули, а когда он малость  подрос,  стали  приучать
понемногу к хозяйству. То сено пошлют  ворошить,  то  картошку  в  погребе
перебирать, то еще чего по хозяйству. За это и поплатились.
     В известное время стали искать в деревне кулаков,  да  ни  одного  не
могли найти. А приказано было найти  обязательно,  хотя  бы  для  примера.
Тогда нашли Чонкиных, которые эксплуатировали чужой, да к тому  же  еще  и
детский, труд. Чонкиных сослали, а Иван  попал  в  детский  дом,  где  его
больше двух лет почем зря мучили арифметикой. Сначала он все  это  покорно
переносил, но когда дело дошло до  деления  целых  чисел  с  остатком,  не
выдержал и дал деру в свою родную деревню.
     К тому времени он уже немного подрос и у него  доставало  сил,  чтобы
затянуть супонь. Ему дали лошадь и послали  работать  на  молочно-товарную
ферму. И, не забывая о высоком происхождении Чонкина, говорили:
     - Князь, запряжешь Чалого, поедешь навоз возить.
     В армии его так не звали, потому что не знали  этого  прозвища,  а  в
облике его ничего княжеского не было. Командир батальона Пахомов, встретив
Чонкина в первый раз, сказал не задумываясь:
     - На конюшню.
     Сказал, как приклеил. На конюшне Чонкину было самое место. С тех  пор
он и ездил все время на лошади,  возил  на  кухню  дрова  и  картошку.  Со
службой своей он освоился быстро и быстро усвоил ее основные законы,  как,
например: "Боец спит служба идет", "Не  спеши  выполнять  приказание,  его
могут и отменить" и т.д., и т.п. И хотя за всю службу он не стал,  подобно
своим сверстникам, ни механиком, ни мотористом, жизнью своей, если  бы  не
старшина, Чонкин был бы доволен вполне.  Его  не  посылали  в  наряды,  не
заставляли мыть в казарме полы, освобождали  от  строевой  подготовки.  Он
даже в казарме почти не бывал, зимой спал обычно на кухне,  а  летом  -  в
конюшне на сене. Имея прямое отношение к кухне, питался по норме N  5,  то
есть по летной норме Только  от  одной  всеобщей  обязанности  он  не  был
освобожденот политзанятий.



                                    4

     Летом,  в  хорошую  погоду,  политзанятия  проходили  обычно   не   в
помещении, а на опушке небольшой рощицы, в стороне от городка. Чонкин, как
всегда опоздал, но на этот раз не по своей  вине.  Сперва  его  воспитывал
старшина, потом повар Шурка в самый последний момент послал его  на  склад
за крупой. Кладовщика на складе не оказалось,  пришлось  бегать  по  всему
городку разыскивать. Когда Чонкин приехал наконец на лошади  в  рощу,  все
были уже в сборе.  При  появлении  Чонкина  руководитель  занятий  старший
политрук Ярцев весьма тонко съязвил в  том  духе,  что,  мол,  раз  Чонкин
явился, значит, теперь все в порядке можно и начинать.
     Бойцы расположились на небольшой  лужайке  вокруг  широкого  пня,  на
котором сидел старший политрук Ярцев.
     Чонкин разнуздал лошадь и привязал ее неподалеку к дереву, чтобы  она
могла щипать траву, а сам себе выбрал место впереди  бойцов,  подальше  от
руководителя занятий. Он сел, поджав под себя ноги, и только  после  этого
огляделся. И тут же понял, что место выбрал самое неудачное. Рядом с  ним,
глядя на него насмешливыми  голубыми  глазами,  сидел  его  заклятый  враг
Самушкин. Этот Самушкин никогда не упускал случая, чтобы устроить  Чонкину
какую-нибудь пакость: в столовой смешивал сахар с солью, в  казарме  ночью
(в тех редких  случаях,  когда  Чонкину  все  же  приходилось  там  спать)
связывал вместе брюки и гимнастерку, и Чонкин  из-за  этого  опаздывал  на
построение. А  однажды  Самушкин  устроил  Чонкину  "велосипед"  -  вложил
спящему между ног клочки бумаги и поджег. За это он получил два наряда вне
очереди, а Чонкин трое суток хромал.
     Увидев Самушкина, Чонкин понял, что лучше бы  он  сел  в  муравейник,
потому что по игривому настроению Самушкина сразу понял, что добра от него
ждать нечего.
     Проходили  тему  "Моральный  облик  бойца  Красной  Армии".   Старший
политрук Ярцев достал из лежавшего на коленях  большого  желтого  портфеля
конспект, полистал его, вкратце  напомнил  бойцам  то,  что  проходили  на
прошлых занятиях, и спросил:
     - Кто желает выступить? Чонкин? - удивился он,  заметив,  что  Чонкин
дернул рукой.
     Чонкин встал, оправил под ремнем гимнастерку и, переминаясь с ноги на
ногу, уставился Ярцеву прямо в глаза.  Так  они  смотрели  друг  на  друга
довольно долго.
     - Ну что же вы не отвечаете? - не выдержал Ярцев.
     - Не готов, товарищ  старший  политрук,  -  нерешительно  пробормотал
Чонкин, опуская глаза.
     - Зачем же вы тогда поднимали руку?
     - Я не поднимал, товарищ  старший  политрук,  я  жука  доставал.  Мне
Самушкин бросил за шею жука.
     - Жука? - зловещим голосом  переспросил  Ярцев.  -  Вы  что,  товарищ
Чонкин, пришли сюда заниматься или жуков ловить?
     Чонкин молчал.  Старший  политрук  встал  и  в  волнении  заходил  по
лужайке.
     - Мы с вами, - начал он, медленно подбирая  слова,  -  изучаем  очень
важную тему: "Моральный облик бойца Красной Армии". Вы, товарищ Чонкин, по
политподготовке  отстаете  от  большинства  других  бойцов,   которые   на
политзанятиях внимательно  слушают  руководителя.  А  ведь  не  за  горами
инспекторская проверка. С чем вы к ней придете? Поэтому, между  прочим,  и
дисциплина у вас хромает. Прошлый раз, когда я был дежурным по  части,  вы
не вышли на  физзарядку.  Вот  вам  конкретный  пример  того,  как  слабая
политическая подготовка ведет к  прямому  нарушению  воинской  дисциплины.
Садитесь, товарищ Чонкин. Кто желает выступить?
     Поднял руку командир отделения Балашов.
     - Вот, - сказал Ярцев, -  почему-то  товарищ  Балашов  всегда  первым
поднимает руку. И его всегда приятно  слушать.  Вы  конспект  приготовили,
товарищ Балашов?
     - Приготовил, - скромно, но с достоинством сказал Балашов.
     - Я знаю, что приготовили,  -  сказал  Ярцев,  глядя  на  Балашова  с
нескрываемой любовью. Отвечайте.
     Старший политрук снова сел на пень и, чтобы показать  заранее,  какое
истинное наслаждение доставит ему  четкий  и  правильный  ответ  Балашова,
закрыл глаза.
     Балашов развернул общую тетрадь в картонном переплете и начал  читать
громко, с выражением, не вставляя ни единого своего слова.
     Пока он читал, бойцы занимались, кто чем. Один, спрятавшись за спиной
другого, увлекся "Мадам Бовари", другие - играли в "морской  бой",  Чонкин
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 39
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама